среда, 18 июня 2014 г.

Россия. Оплата по старым банковским реквизитам. Кто виноват?



Строительная компания из Сахалинской области произвела ремонтные работы по государственному заказу  муниципального учреждения. Роботы были приняты, но по ошибке оплата за указанные работы поступила не на счет указанной строительной компании, а на счет другого предприятия. 

Далее получилось так, что указанное предприятие обнаружило ошибочно поступившие денежные средства, но не успело направить их строительной компании поскольку данные денежные средства были списаны в безакцептом порядке по долгам указного предприятия. 

Строительная компания не стала обращаться в суд к указанному предприятию, чтобы взыскать сумму неосновательного обогащения, а, что вполне логично,  обратилось в суд к муниципальному учреждению, которое неправильно произвело оплату. 

Очень интересно в данном деле то, что указанное муниципальное учреждение предоставило вполне логичные аргументы в свою пользу. Данные аргументы сводились к тому, что банковские реквизиты, с учетом которых был произведен платеж указаны в Договоре. Договором предусмотрена обязанность сообщать об изменившихся реквизитах, что, по мнению ответчика, сделано не было. Строительная компания предоставила муниципальному учреждению счет, где были указаны новые банковские реквизиты, однако не было сделано никого акцента на то, что реквизиты в счете новые. Согласно Договору Строительная компания вообще должна была выставить не счет, а счет-фактуру, форма которого не предусматривает наличие банковских реквизитов. Поэтому вполне с юридической точки зрения логично, что при оплате были приняты во внимание именно те реквизиты, которые указаны в Договоре. 

Однако суд, удовлетворяя исковые требования сосался на статью 312 ГК РФ указав, что "из смысла данной статьи следует, что кредитор по общему правилу обязан предъявить доказательства, идентифицирующие его в качестве кредитора. Не предъявивший соответствующего требования должник в случае исполнения обязательства в адрес ненадлежащего лица несет риск наступления ответственности перед кредитором за ненадлежащее исполнение обязательства. Обоснованность требований истца в данном случае связана с тем, что указанная статья предусмотрела одновременно и то, что должник «несет риск последствий непредъявления таких требований». Поскольку данной статьей предоставлено право должнику проверить полномочия лица, требующего исполнения обязательства, убедиться, действительно ли это кредитор или надлежащим образом уполномоченное им лицо, суд приходит к выводу об обоснованности заявленных исковых требований".

Надо заметить, что на указанную статью 312 ГК РФ ответчик написал вполне логичный анти аргумент в отзыве на иск. Он указал, что "ссылка истца на положения статьи 312 ГК РФ несостоятельна, поскольку указанной статьей ответчику предоставлено право при исполнении обязательства требовать доказательства того, что исполнение принимается самим кредитором. Обязанности ответчика совершать указанные действия действующим законодательством не предусмотрено". 

Да, конечно у ответчика было право, но, самое главное, что обязанности не было. Обязанность была у истца - надлежащим образом уведомить об изменении реквизитов. И эта обязанность не было исполнена с юридической точки зрения надлежащим образом.

Кроме того, думается, что не совсем логично применять статью 312 ГК РФ к указанному делу. Ведь в ней речь идет о том случае, когда стоит вопрос: то ли именно лицо является кредитором. В рассматриваемой же ситуации сомнений относительного того, кто является кредитором у ответчика не было.