вторник, 3 мая 2016 г.

Беларусь. Лицо, которое имеет долю в праве собственности на квартиру должно внимательно подходить к вопросу о взыскании убытков с другого собственника этой квартиры, который препятствует проживанию в квартире. Так, гражданка, имеющая долю в праве собственности на квартиру платила коммунальные услуги и налог на недвижимость, при этом, получала препятствия от другой собственницы квартиры в проживании. Пожелала взыскать реальный ущерб на сумму уплаченных коммунальных услуг и упущенную выгоду на сумму, которую бы могла выручить, если бы сдавала часть квартиры в наем. Суд отказал в иске. В кассационной инстанции решение устояло. Суд посчитал, что в данной ситуации оплаченные суммы за коммунальные услуги и за налог на недвижимость нельзя ни назвать убытками, ни признать право на взыскание этих сумм с ответчицы. Что касается упущенной выгоды, то суд указал на то, что истцом не были предоставлены доказательства, подтверждающие договоренности на сдачу в наем жилой площади третьему лицу. Учитывая вывод суда о том, что не являются убытками в рассмотренной ситуации указанные платежи по коммунальным услугам и налогу, можно предположить, что даже если бы гражданка сначала подала иск в целях устранения препятствий в пользовании квартирой, а затем иск об убытках, решение по убыткам было бы такое же, хотя последний вывод очень спорный.



ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА
11 декабря 2014 г.

(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом заседании дело по кассационной жалобе К. на решение районного суда от 16 октября 2014 г. по иску К. к М. о возмещении убытков.
Заслушав доклад судьи коллегии, пояснение кассатора К. и ее представителя – адвоката Р., поддержавших доводы жалобы, возражение М., просившей решение оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

К. в заявлении суду указала, что является собственницей 3/4 долей квартиры в доме по ул. М. в г. Г. Собственница 1/3 доли этой же квартиры М. не пускает ее в квартиру. По этой причине она (истица) не пользуется жилищно-коммунальными услугами, но оплачивает их, а также – налог на недвижимость. Ссылаясь на то, что понесенные расходы по оплате за тепловую энергию в размере 2 145 971 руб., по оплате коммунальных услуг – в размере 3 173 020 руб., а также налога на недвижимость – в размере 210 450 руб., являются убытками, возникшими из-за неправомерных действий М., просила взыскать с нее указанные суммы.
Решением районного суда от 16 октября 2014 г. в иске К. отказано.
В кассационной жалобе К. указывает, что М. незаконным образом получает выгоду от того, что единолично пользуется жилищно-коммунальными услугами по всей квартире, хотя оплату производит она. Суд не учел эти ее доводы, факты нарушения ответчицей ее жилищных и гражданских прав, не принял во внимание отсутствие у нее возможности иным способом защитить свои права собственника доли квартиры. Считает, что суд не рассмотрел спор по существу, необоснованно отказал ей в возмещении убытков. Просит отменитьрешение суда и дело направить на новое рассмотрение.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене решения суда.
Ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
Решение суда об отказе К. в иске мотивировано тем, что заявленные ею суммы не являются убытками.
Из материалов дела видно, что К. стала собственницей 3/4 долей квартиры в доме по ул. М. в г. Г. в порядке наследования после смерти мужа А., наступившей 4 марта 2011 г. Ответчица М. является родной сестрой умершего.
Переход к истице права собственности на долю квартиры зарегистрирован 20 сентября 2011 г. При жизни наследодателя на основании решения районного суда от 20 января 2009 г. он занимал жилую комнату площадью 16,77 кв. м, а М. – 12,39 кв. м.
Истица К. на основании решения суда от 5 марта 2012 г. была вселена в спорную квартиру, что подтверждается актом от 12 сентября 2013 г., из которого следует, что ей обеспечен беспрепятственный вход в квартиру и внесены вещи.
Бухгалтерия УЖСПК района г. Г. производит начисление истице коммунальных услуг, начиная с октября 2011 года, то есть с момента регистрации за нею права собственности. На момент предъявления иска К. уплатила 3 173 020 рублей. С нее решением суда от 4 августа 2014 г. взыскана задолженность за тепловую энергию, начиная с 1 октября 2011 г., в размере 2 145 971 руб.
Кроме доли в праве собственности на квартиру в доме по ул. М. в г. Г. истице принадлежит на праве собственности целая квартира, расположенная по адресу: г. Г., ул. Б. Ввиду наличия в собственности двух объектов недвижимости она является плательщиком налога на недвижимость по спорной квартире. Из пояснений начальника ИМНС по району г. Г. Д. видно, что сумма налога зависит от площади жилого помещения. Поскольку площадь принадлежащей истице доли квартиры по ул. М. меньше, то она сама выбрала этот объект для уплаты налога. 10 декабря 2013 г. К. уплатила за 2013 год налог в размере 210 450 руб.
Исследовав сведения об оплате коммунальных платежей и налога на недвижимость, информацию о том, что присужденная сумма за тепловую энергию истицей еще не уплачена, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для взыскания в пользу К. заявленных сумм.
Обязанность уплаты собственником жилищно-коммунальных услуг предусмотрена ст.ст. 29 и 30 Жилищного кодекса Республики Беларусь, налога на недвижимость – ст. 186Налогового кодекса Республики Беларусь.
Внесение собственником этих платежей закон не связывает с реальным проживанием в квартире. Платежи подлежали уплате независимо от сложившихся у К. отношений с другой собственницей квартиры и не в связи с необходимостью восстановления каких-либо нарушенных прав, а в силу закона. Таким образом, правовая природа платежей не подпадает под определение убытков.
Из пояснений истицы К. в суде кассационной инстанции установлено, что после исполнения решения суда от 5 марта 2012 г. о вселении в спорную квартиру она там не проживала и больше с исками в суд об устранении препятствий не обращалась. Нарушение ответчицей М. жилищных прав истицы не влечет возложения на нее обязанности оплачивать жилищно-коммунальные услуги за ее долю, а тем более уплачивать налог на недвижимость.
К. имеет право защитить свои жилищные права в установленном законом порядке.
Судебная коллегия считает, что суд полно и правильно установил фактические обстоятельства дела, правильно применил материальный закон и разрешил спор в соответствии с нормами материального и процессуального права.
Оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы не имеется.
Оплата коммунальных услуг не является реальным ущербом. Доводы об упущенной выгоде несостоятельны. Доказательств того, что истица намеревалась сдать часть своей квартиры в наем и не получила доход по вине ответчицы, не представлено.
Руководствуясь ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

определила:

Решение районного суда от 16 октября 2014 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу К. – без удовлетворения.