понедельник, 16 мая 2016 г.

Беларусь. Дело, связанное с административной ответственностью за нарушение технического регламента Таможенного союза. Оштрафована организация и главный инженер этой организации. Доводы в защиту: нарушения при отборе проб, нарушения при проведении лабораторного исследования. В судебном решении ничего не сказано о каких-либо фактах проверки качества товара нарушителем самостоятельно либо с привлечением независимой лаборатории. Доводы о нарушении при отборе проб и проведении лабораторного исследования суд счел несостоятельными. В приведенном ниже извлечении из текста судебного решения не указано какие конкретно несоответствия качества были обнаружены. Перед привлечением к административному правонарушению была проведена проверка комиссией в составе оперуполномоченного УБЭП УВД облисполкома. Поводом для проверки послужила оперативная информация о возможной причастности организации к реализации дизельного топлива, не соответствующего установленным требованиям.



ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОБЛАСТНОГО СУДА

19 февраля 2016 г.



(Извлечение)



Судья областного суда рассмотрела в судебном заседании жалобы общества с ограниченной ответственностью «Ф» (далее – ООО «Ф») и Я. на постановление районного суда от 3 декабря 2015 г., по которому юридическое лицо – ООО «Ф» на основании п. 3 Указа Президента Республики Беларусь от 9 февраля 2015 г. № 48 (далее – Указ) подвергнуто административному взысканию в виде штрафа в размере 15 % стоимости реализованной продукции, что составляет 580 764 079 рублей.

Я. на основании п. 3 Указа подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере тридцати базовых величин, что составляет 5 400 000 рублей.

Заслушав объяснения представителей ООО «Ф» У. и К., а также Я. и его защитника Р., поддержавших жалобы, судья



установила:



ООО «Ф» и Я. признаны виновными в выпуске в обращение продукции, не соответствующей требованиям технического регламента Таможенного союза.

В жалобе ООО «Ф» содержится просьба об отмене постановления и прекращении дела об административном правонарушении, в обоснование которой указывается на невыполнение при подготовке и рассмотрении дела требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств административного правонарушения и ненадлежащую оценку доказательств.

При отборе образцов (проб) нефтепродуктов и проведении испытаний нефтепродуктов усматриваются нарушения ч. 1 ст. 4.8 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП), Указа Президента Республики Беларусь от 16 октября 2009 г. № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» и п. 2 Положения о порядке организации и проведения проверок, утвержденного данным Указом, п. 5.10.5 СТБ ИСО/МЭК 17025-2007 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий», положений письма Государственного комитета по стандартизации Республики Беларусь от 14 марта 2008 г. № 03-25/732 «О перечне лабораторий».

Обращается внимание на заинтересованность в результатах проверки ревизоров и лаборанта, а также фактически принявших решение о проведении проверки должностных лиц, которые являются работниками РУП «Б», конкурирующего на рынке продаж нефтепродуктов с ООО «Ф». Оспаривается правильность отбора проб и наличие у ревизоров специальных познаний в этой области. Ставятся под сомнение результаты испытаний, в которых усматриваются противоречия.

Указывается на нарушение прав лица, в отношении которого ведется административный процесс, на ознакомление с материалами дела и предоставление пояснений до составления протокола об административном правонарушении, безосновательное отклонение и нерассмотрение заявленных ходатайств, что расценивается как явное проявление обвинительного уклона со стороны органа, ведущего административный процесс.

В жалобе Р. содержится аналогичная просьба, в обоснование которой приводятся те же доводы.

Жалобы удовлетворению не подлежат.

Вывод судьи о виновности ООО «Ф» и Я. в правонарушениях, за которые они подвергнуты административным взысканиям, основан на доказательствах, которые всесторонне, полно и объективно проверены в судебном заседании.

Так, согласно имеющимся в деле копиям накладных в мае 2015 года в адрес ООО «Ф» было поставлено дизельное топливо ЕВРО сорта С (ДТ-Л-К5) производства ОАО «Г» Российской Федерации, которое согласно справке ООО «Ф» и копиям товарно-транспортных накладных по состоянию на 16 июня 2015 г. было реализовано в количестве 341 481 кг на общую сумму 3 871 760 530 рублей (без НДС).

В соответствии с актами от 16 июня 2015 г. комиссией в составе оперуполномоченного УБЭП УВД облисполкома М., ревизоров Ш. и С. (а при снятии остатков – также ревизора В.) с участием заведующего складом хранения нефтепродуктов ООО «Ф» Х. были отобраны образцы нефтепродуктов и сняты остатки нефтепродуктов.

Как видно из объяснения свидетеля М., основанием для проверки ООО «Ф» явилась оперативная информация о его возможной причастности к реализации дизельного топлива, не соответствующего установленным требованиям. К участию в проверке в качестве специалистов были привлечены ревизоры и лаборант РУП «Б», которыми в присутствии представителя ООО «Ф» Х. были произведены отбор образцов и снятие остатков дизельного топлива, хранившегося в резервуарах на складе. По результатам исследования отобранных образцов было выявлено несоответствие качества дизельного топлива в двух резервуарах установленным требованиям.

Свидетели Ш. и С. – ревизоры РУП «Б» подтвердили, что входили в состав комиссии при отборе образцов и снятии остатков дизельного топлива, хранившегося в резервуарах на складе ООО «Ф», что удостоверили своими подписями в актах.

Из объяснения свидетеля П. усматривается, что он, являясь лаборантом химического анализа Центральной испытательной лаборатории РУП «Б», оказывал членам комиссии помощь в отборе образцов дизельного топлива из резервуаров. Отбор образцов проводился по разработанным методикам с соблюдением установленных правил в присутствии представителя ООО «Ф». Отобранные образцы были подвергнуты испытаниям, которые проводились им в лаборатории на проверенном оборудовании.

Свидетель Х. – заведующий складом ООО «Ф» пояснил, что присутствовал при снятии остатков и отборе образцов дизельного топлива из резервуаров. Отбор образцов непосредственно осуществлял П. при содействии оператора.

По свидетельству О., работающего оператором в ООО «Ф», отбор образцов проводился при его непосредственном участии в присутствии заведующего складом Х.

Как видно из актов отбора образцов и снятия остатков нефтепродуктов, Х. подписал их без указания на наличие каких бы то ни было замечаний по поводу выполненных процедур.

Согласно протоколам испытаний от 16 июня 2015 г. установлено несоответствие испытуемых образцов дизельного топлива, отобранных из резервуаров № 23 и № 24, техническому регламенту Таможенного союза ТР ТС 013/2011 «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту» (приложение № 3).

Свидетель Т. – начальник лаборатории подтвердила результаты испытаний, проведенных с ее участием на проверенном приборе в аккредитованной лаборатории.

Данные об аккредитации лаборатории в Национальной Системе аккредитации Республики Беларусь отражены в протоколах испытаний.

В соответствии с приказом управляющего ООО «Ф» от 12 декабря 2014 г., копия которого имеется в деле, обязанность по обеспечению контроля за качеством нефтепродуктов при их приемке, хранении и отпуске возложена на главного инженера Я.

Приведенные доказательства согласуются между собой и не содержат сведений о нарушениях законодательства при отборе образцов нефтепродуктов и проведении испытаний нефтепродуктов, на которые указывается в жалобах.

Изложенные в жалобах доводы о заинтересованности в результатах проверки ревизоров, лаборанта и иных причастных к делу лиц не основаны на объективных данных и явно надуманны.

Безосновательными являются и доводы об отсутствии у ревизоров необходимых познаний, а также ссылки на неправильное отобрание образцов (проб), замечаний по поводу которого непосредственно присутствовавшие при этом работники ООО «Ф» не имели.

При анализе материалов дела не установлено нарушений прав лиц, в отношении которых ведется административный процесс, и иных нарушений ПИКоАП, влекущих отмену постановления.

Надлежаще оценив представленные по делу доказательства, судья пришел к правильному выводу о совершении ООО «Ф» и Я. правонарушений, предусмотренных п. 3 Указа.

При наложении административного взыскания в достаточной степени учтены конкретные обстоятельства правонарушений и личность Я.

Оснований для отмены либо изменения постановления не имеется.

Руководствуясь ст. 12.9 ПИКоАП, судья



постановила:



Постановление районного суда от 3 декабря 2015 г. в отношении ООО «Ф» и Я. оставить без изменения, а их жалобы – без удовлетворения.