пятница, 22 апреля 2016 г.

Беларусь. Как известно, вчера в Японии началось расследование в отношении компании Mitsubishi в связи с обнаружением того, что работники компании, проводя тест автомобилей, связанный с экономией топлива, накачивали, если я правильно понял, шины автомобиля более требуемых норм, чтобы тест показывал большую величину экономии топлива. Несоответствие результатов тестов и реальных показателей экономии топлива были обнаружены потребителями. На фоне этой новости представляется интересным обратить внимание на одно из дел по защите прав потребителей в Республике Беларусь. Все началось с того, что покупатель в магазине приобрел суповой набор по цене 12 тыс. 650 руб. с номинальным весом 1 кг. 30 гр. При взвешивании на контрольных весах покупатель обнаружил, что данный суповой набор весит на 2 (два) грамма меньше. Обратившись в суд, указанный покупатель просил взыскать незаконно уплаченную им сумму за недовес купленного товара с учетом инфляции в размере 70 000 рублей, неустойку за невыполнение требований потребителя с учетом инфляции в размере 34 300 рублей, расходы по устранению недостатков товара в размере 100 000 рублей, денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 000 рублей. Приглашенный в суд в качестве специалиста заместитель начальника отдела государственного надзора за техническими регламентами, стандартами и государственного метрологического надзора пояснил, со ссылкой на технические нормативные акты, что 2 грамма как для весов, так и для расфасованной продукции – допустимая погрешность. В данном деле имел место еще один интересный вопрос – об обязанности информировать потребителя о таких погрешностях.



ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА
16 ноября 2015 г.

(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца на решение суда района от 28 сентября 2015 г. по иску Ш. к ООО «Е» о защите прав потребителя.
Заслушав доклад судьи, судебная коллегия

установила:

В заявлении суду истец указал, что 5 мая 2015 г. он приобрел в магазине «Е» суповой набор по цене 12 650 рублей, что подтверждается копией кассового чека. При оплате за указанный товар массой 1 кг 32 г при взвешивании на контрольных весах было обнаружено, что товар весит на 2 г меньше – 1 кг 30 г. Поскольку до настоящего времени, несмотря на запись в книге замечаний и предложений магазина и на обращения к директору магазина, ему не возвратили незаконно удержанные денежные средства за переплаченные 2 г, то истец просил суд взыскать с ответчика незаконно уплаченную им сумму за недовес купленного товара с учетом инфляции в размере 70 000 рублей, неустойку за невыполнение требований потребителя с учетом инфляции в размере 34 300 рублей, расходы по устранению недостатков товара в размере 100 000 рублей, денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 000 рублей.
Решением суда района от 28 сентября 2015 г. истцу в удовлетворении иска отказано.
В кассационной жалобе он просит об отмене решения суда, ссылаясь на то, что суд привлек к участию в деле ненадлежащего специалиста; не применил подлежащую применению норму материального права; не в полной мере провел судебное разбирательство по вновь представленным доказательствам.
Рассмотрев дело, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с пп. 1–3 ст. 18 Закона Республики Беларусь от 9 января 2002 г. «О защите прав потребителей» (с изменениями и дополнениями) (далее – Закон) компенсация морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения изготовителем (продавцом, поставщиком, представителем, исполнителем, ремонтной организацией) прав потребителя, предусмотренных законодательством, осуществляется причинителем вреда при наличии его вины, если иное не предусмотрено законодательными актами.
Исходя из п. 1 ст. 20 Закона потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать:
1.1. замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества;
1.2. соразмерного уменьшения покупной цены товара;
1.3. незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара;
1.4. возмещения расходов по устранению недостатков товара.
Согласно п. 1 ст. 25 Закона требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара ненадлежащего качества, возмещении расходов на устранение недостатков товара потребителем или третьим лицом, расторжении договора розничной купли-продажи и (или) возврате уплаченной за товар ненадлежащего качества денежной суммы подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, поставщиком, представителем) незамедлительно. В случае если удовлетворить требования потребителя незамедлительно не представляется возможным, максимальный срок для удовлетворения требований потребителя не может превышать семи дней со дня предъявления соответствующего требования, а при необходимости проведения экспертизы – четырнадцати дней.
Согласно п. 1 ст. 26 Закона за нарушение сроков, предусмотренных п. 1 и ч. 1 п. 2 ст. 22, п. 1 и ч. 1 п. 2 ст. 23, п. 5 ст. 24, ст. 25 настоящего Закона, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, поставщик, представитель, ремонтная организация), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере одного процента цены товара.
Из материалов дела следует, что 5 мая 2015 г. в принадлежащем ответчику магазине «Е» истец купил 1 упаковку супового набора (куриного) весом 1 кг 32 г, уплатив за нее 12 650 рублей.
При взвешивании на контрольных весах вес указанной упаковки супового набора составил 1 кг 30 г, то есть на 2 г меньше.
Указанные обстоятельства подтверждаются пояснениями сторон, чеком о совершении покупки, предоставленным истцом Ш., замечаниями Ш., оставленными им в книге замечаний и предложений магазина, и ответами на них администрации магазина «Е».
Представители ответчика – ООО «Е» П. и Х. пояснили в суде, что поскольку абсолютно точно измерить вес товара невозможно, то показания весов считаются достоверными с определенной погрешностью измерения. Модель контрольных весов, установленных в магазине «Е», идентична модели весов, на котором взвешивался суповой набор при фасовке перед выпуском его в продажу. А согласно техническим данным весов такой модели (CL5000) расхождения массы товара, показанной весами при контрольном взвешивании, с массой, указанной на упаковке супового набора (куриного), находятся в пределах допустимой погрешности, регламентированной паспортами весов, а именно +4 г. Данные погрешности не служат подтверждением нарушений со стороны продавца и не указывают на желание со стороны магазина увеличить прибыль путем обмана покупателей.
Допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста Т., заместитель начальника отдела государственного надзора за техническими регламентами, стандартами и государственного метрологического надзора, подтвердил, что в магазине «Е» для расчета с покупателями используются торговые весы одной и той же модели (CL5000), которые внесены в Государственный реестр средств измерений и прошли государственную поверку в установленные сроки. Подтвердил также, что торговые весы данной модели имеют погрешность измерения +4 г при эксплуатации. Более того, Т. указал, что согласно приложению А к СТБ 8019-2002 «Товары фасованные. Общие требования к количеству товара» предел допускаемых отрицательных отклонений содержимого упаковочной единицы от номинального количества для фасованных товаров с различным номинальным количеством товара не более 10 кг, к каковым относится 1 упаковка супового набора (куриного), составляет 5 г.
При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что разница в 2 г при взвешивании 1 упаковки супового набора (куриного) при фасовке товара перед выпуском в продажу и при взвешивании этой же упаковки супового набора на контрольных весах не является недостатком товара либо обманом покупателя, так как находится в пределах погрешности измерительного прибора (торговых весов), и в этом случае права потребителя не нарушены, и правильно отказал истцу в иске.
Доводы истца о том, что продавец не предоставил ему информацию о том, что показания результатов взвешивания товара на торговых весах отображаются с погрешностью, суд правильно счел несостоятельными, поскольку опровергаются пояснениями представителей ответчика, утверждавшими, что такая информация была предоставлена истцу 5 мая 2015 г. при взвешивании упаковки супового набора (куриного) на контрольных весах.
Решение постановлено в соответствии с законом, обстоятельства по делу исследованы судом всесторонне, полно, им дана надлежащая оценка и оснований к его отмене судебная коллегия не находит.
Не содержат таких оснований и доводы кассационной жалобы истца, поскольку они судом проверялись и получили соответствующую оценку.
На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

определила:

Решение суда района от 28 сентября 2015 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу истца – без удовлетворения.