среда, 30 августа 2017 г.

Беларусь. Договор строительного подряда признан незаключенным – не определено место проведения строительных работ

У заказчика строительных работ по окраске металлоконструкций, как установил суд, не было проектной документации металлоконструкций, которые должны были быть окрашены. Это повлекло за собой то, что не был точно определен объем поверхности, требующий покраски.


В ходе выполнения работ подрядчик заявил, что объем работ должен быть значительно больше, чем указано в договоре. Как следует из судебного постановления, подрядчик затем направил заказчику документы, необходимые для изменения договора в связи с увеличением объемов работ, но позже направил письмо, что эти документы следует считать недействительными.

Далее, минуя некоторые события, заказчик обратился в суд с иском о взыскании с подрядчика пени за нарушения срока выполнения работ. Суд первой инстанции отказа в иске на основании того, что признал незаключенным договор. Незаключенным в связи с отсутствием существенного условия - места проведения строительных работ.


Ниже смотрите постановление суда апелляционной инстанции. 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ
1 июня 2017 г. (дело № 9-6/2017/97А)

Апелляционная инстанция экономического суда Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу таможни на решение экономического суда Брестской области от 14.03.2017 по иску таможни г. Б. к обществу с ограниченной ответственностью «Р» (далее – ООО «Р»), г. Б., о взыскании 611,06 рубля пени за период просрочки с 25.11.2016 по 14.12.2016 в связи с нарушением сроков сдачи работ на сумму 15 276,55 рубля (с учетом измененных исковых требований), с участием представителей: истца – Л. – заместителя начальника юридического отдела, доверенность от 20.12.2016, копия в деле, П. – главного инспектора отдела развития таможенной инфраструктуры, доверенность от 13.03.2017, копия в деле, ответчика – И. – директора,

установила:

Решением от 14.03.2017 экономический суд Брестской области отказал истцу в иске.
В апелляционной жалобе таможня просит решение суда первой инстанции от 14.03.2017 по делу № 9-6/2017 отменить, принять дело к своему производству и взыскать с ООО «Р» 611 рубля 6 копеек пени за ненадлежащее выполнение договорных обязательств.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте слушания дела судом апелляционной инстанции.
В судебном заседании представитель апеллянта доводы апелляционной жалобы поддержал.
Представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что с доводами апелляционной жалобы не согласен, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.
Обосновывая апелляционную жалобу, апеллянт указал, что, по его мнению, выводы, изложенные в решении экономического суда первой инстанции, не соответствуют обстоятельствам дела, суд первой инстанции неправильно истолковал законодательство, неправильно применил нормы материального права.
Апеллянт не согласен с выводом суда первой инстанции о том, что между сторонами при заключении договора от 23.09.2016 не было достигнуто в требуемой форме согласие по предмету договора, в связи с чем данный договор признан судом незаключенным.
По мнению апеллянта, к такому выводу суд пришел вследствие того, что сторонами не было определено конкретное место выполнения одного из видов работ в рамках предмета договора – работ по механической очистке металлоконструкций, т.е. локализации подлежащих устранению дефектов металлоконструкций.
Данный вывод суда первой инстанции таможня г. Б. считает необоснованным.
Как указано в апелляционной жалобе, суд первой инстанции при рассмотрении спора установил следующие обстоятельства и изложил их в своем решении:
1) сторонами согласовано наименование и местонахождение объекта – «Текущий ремонт (окраска) металлоконструкций навесов административного здания РПТО «В» (согласно представленной суду копии договора);
2) виды строительных работ, подлежащих выполнению, и их объемы указаны в смете, которая, в свою очередь, является неотъемлемой частью договора (подп. 2.2 договора от 23.09.2016).
Апеллянт полагает, что с учетом норм статьи 402 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), пункта 10 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450 (с изменениями и дополнениями) (далее – Правила), и установленных судом первой инстанции обстоятельств сторонами при заключении договора от 23.09.2016 достигнуто соглашение по всем условиям, которые составляют предмет данного договора.
Однако суд первой инстанции пришел к выводу, что между сторонами возник спор относительно выполненных ответчиком объемов работ по механической очистке и констатировал отсутствие у сторон согласия по вопросу определения места выполнения работ по механической очистке, что препятствует исполнению договора.
Апеллянт считает, что суд первой инстанции должен был учесть наличие или отсутствие разногласий по предмету договора и иным существенным условиям договора (являющимся таковыми в соответствии с частью второй пункта 1 статьи 402 ГК) в процессе совершения сторонами действий по строительству объекта, выполнению строительных и иных работ, сдаче-приемке выполненных работ и объекта, а также по их оплате.
Апеллянт полагает, что спор (разногласия) между сторонами в рассматриваемом случае возник не по согласованному сторонами в договоре объему работы (т.е. не по предмету договора), а по вопросу о фактическом выполнении подрядчиком работ в данном объеме.
Суть спора, по мнению апеллянта, заключается в следующем: подрядчик, не оспаривая согласованного сторонами в договоре объема работ по механической очистке металлоконструкций на объекте, утверждает о фактическом выполнении им работ в данном объеме, а также о выполнении работ сверх данного объема (дополнительных работ), в то время как заказчик утверждает о неполном выполнении подрядчиком данного вида работ исходя из согласованного сторонами общего объема этих работ. Наличие подобного спора не может свидетельствовать о том, что сторонами при заключении договора не достигнуто согласие относительно общего объема работ, т.е. по предмету договора.
Отсутствие у сторон согласия по вопросу определения конкретных мест на металлоконструкции, где должны выполняться работы по механической очистке, по мнению апеллянта, обусловлено тем, что такие работы должны были выполняться точечно по всей площади окрашиваемой поверхности в местах, где металлоконструкция повреждена ржавчиной.
При этом апеллянт считает, что отсутствие такого согласия у сторон не может свидетельствовать о незаключенности договора строительного подряда, поскольку, во-первых, данное условие не отнесено законодательством Республики Беларусь и сторонами к числу существенных условий для данного договора и, во-вторых, отсутствие данного согласия не послужило препятствием для исполнения подрядчиком принятых на себя обязательств по договору (подрядчик приступил к окраске металлоконструкций и выполнил часть работ по очистке).
В соответствии с п. 4.8 п. 4 Технического кодекса установившейся практики ТПК 45.-1.04-206-2010 (02250) при выполнении работ по текущему ремонту объектов разработка проектной документации и ее экспертиза не требуется. Составляется только сметная документация на основании дефектных актов, подготовленных, при необходимости, на основании технического заключения.
Апеллянт указывает, что необходимости в подготовке технического заключения на окраску металлоконструкций навесов не было, т.к. необходимость окраски навесов была очевидна.
Апеллянт указывает, что в соответствии с п. 8.1.2 п. 8.1 ТКП 45-1.04-208-2010 «Здания и сооружения. Техническое состояние и обслуживание строительных конструкций и инженерных систем и оценка их пригодности к эксплуатации» обследование строительных конструкций и инженерных систем производится специализированной организацией, что в свою очередь повлекло бы необоснованный перерасход бюджетных средств.
Ссылка в решении суда первой инстанции на ненадлежащее составление дефектного акта является несостоятельной в связи с тем, что согласно п. 5.2.5-5.2.7 СТБ 1474-2004 «Строительство. Малярные и обойные работы. Контроль качества работ» операционный контроль состояния основания (отсутствие на поверхности ржавчины, высолов, жировых пятен, трещин, раковин; отслоений, подтеков раствора, следов обработки затирочных машин, пыли, грязи) проводится перед началом производства работ. Контролируется вся поверхность. Состояние основания контролируют при равномерной освещенности не менее 300 лк для внутренних поверхностей на расстоянии до 2,0 м, для наружных – на расстоянии 10,0 м визуально.
Согласно заданию на закупку при выполнении работ требовалось произвести механическую очистку (ручным или механическим инструментом) элементов металлоконструкций навесов со значительными очагами коррозии (глубокая, рыхлая, пластинчатая (шелушение) ржавчина) для ее удаления; в узлах соединений, карманах, зазорах и т.п. конструкций для удаления очагов коррозии применять песко-/абразивоструйную очистку.
Апеллянт считает, что подрядчик, имеющий соответствующие лицензии на осуществление данного вида строительных работ, т. е. обладающий специальными познаниями, должен был места с очагами коррозии выявить, их очистить, подписать на их выполнение у заказчика (таможни) акт скрытых работ.
После этого, в случае если объем этих мест превышал бы установленный в смете объем, обращаться в соответствии с пунктом 46 Правил к заказчику с требованием об оплате дополнительных объемов работ.
Срок выполнения работ по договору с 26.09.2016 по 24.11.2016.
Ответчик, приступив к выполнению работ 26.09.2016, разногласий по недостаточной для осуществления работ технической документации таможне не направлял.
По мнению таможни, в соответствии со статьей 670 ГК, если ответчик не знал, где он должен осуществлять механическую очистку металлоконструкций, он должен был об этом сразу же предупредить таможню, что им сделано не было, соответственно, он не может при рассмотрении данного искового требования таможни ссылаться на указанное обстоятельство. В свою очередь суд первой инстанции необоснованно принял данные доводы ответчика.
31.10.2016 в таможню поступило письмо, в соответствии с которым таможня была проинформирована о том, что не соответствует фактическому объем по механической очистке от краски и вместо заявленных 1500 кв. м фактически необходимо очистить 2775 кв. м. Также прилагался дефектный акт на 1275 кв. м (на составление которого представитель таможни не вызывался), акт на дополнительные работы на сумму 12 523 рубля 25 копеек, смета (форма С-2а) на сумму 12 523 рубля 25 копеек, дополнительное соглашение на сумму 12 523 рубля 25 копеек.
02.11.2016 в таможню направляется письмо, в котором указывается, что отправленные документы 31.10.2016 по объекту «Текущий ремонт (окраска) металлических навесов административного здания РПТО «В» на сумму 12 523 рубля 25 копеек ответчик просит считать недействительными, т.е. фактически без всякого обоснования таможня ставится в известность о необходимости дополнительных работ.
08.11.2016 в таможню опять приходит письмо, в котором просто констатируется факт необходимости дополнительных работ без документов, подтверждающих необходимость их проведения, и в таможню до настоящего времени они представлены не были.
В соответствии с пунктом 74 Правил сторона договора, которой стали известны обстоятельства, требующие изменение условий договора, обязана уведомить о них другую сторону в письменной форме и подготовить предложение об изменении условий договора. Такие документы в таможню представлены не были. Если стороны своевременно не приняли мер по изменению условий договора, они обязаны выполнять условия заключенного договора, кроме случаев изменения законодательства, регулирующего их отношения при исполнении договора.
Направленное в таможню письмо не содержало обоснование необходимости увеличения объема требуемых им дополнительных работ, более того, в таможню не были представлены акты на скрытые работы, что подтверждает, что не был выполнен предусмотренный договором вид работ – механическая очистка металлоконструкций в размере, предусмотренном договором, 1500 кв. м, соответственно, у ответчика отсутствовало право требовать увеличение объема работ.
В дополнении к апелляционной жалобе таможня указала, что 31.10.2016, 02.11.2016 и 08.11.2016 ответчиком в таможню были направлены письма о необходимости выполнения дополнительных объемов работ по очистке металлоконструкций без обоснования их необходимости в размере 1275 кв. м.
На данные письма таможней был подготовлен ответ от 17.11.2016 о представлении документального подтверждения необходимости выполнения дополнительных объемов работ и о согласии оплатить дополнительные объемы работ в случае их выполнения.
Работы на объекте «Текущий ремонт (окраска) металлоконструкций навесов административного здания РПТО «В» согласно условиям договора должны были быть выполнены до 24.11.2017, фактически ответчик прекратил их выполнение по требованию таможни в связи с наступлением неблагоприятных погодных условий 15.12.2017.
Ответчик письмом от 02.11.2016 отозвал все документы, подтверждающие дополнительные работы, и в письме от 08.11.2016 их не представил. Ответ таможней был дан 17.11.2016 без нарушения установленного Правилами срока для направления ответа.
С учетом изложенного истец полагает, что принятое судом первой инстанции решение подлежит отмене.
Изучив материалы дела и доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения представителей сторон в судебном заседании, экономический суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене.
Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции в апелляционном порядке являются его полная или частичная необоснованность, незаконность решения или неправомерность процесса.
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, истец – таможня г. Б. предъявил иск к ООО «Р», г. Б., о взыскании 611,06 рубля пени за период просрочки с 25.11.2016 по 14.12.2016 в связи с нарушением сроков сдачи работ на сумму 15 276,55 рубля (с учетом измененных исковых требований) на основании пункта 85 Правил, предусматривающего ответственность подрядчика за нарушение установленных в договоре (графике производства работ) сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, – 0,2 процента стоимости невыполненных строительных работ за каждый день просрочки, но не более 20 процентов их стоимости.
Согласно пункту 85 Правил подрядчик несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных договором, и уплачивает неустойку (пеню) заказчику в следующих случаях и размерах:
за нарушение установленных в договоре (графике производства работ) сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, – 0,2 процента стоимости невыполненных строительных работ за каждый день просрочки, но не более 20 процентов их стоимости.
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, 23.09.2016 истцом – таможней (заказчик) и ответчиком – ООО «Р» (подрядчик) подписан договор.
В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 указанного выше договора заказчик поручает, а подрядчик принимает на себя обязательство о выполнении работ на объекте «Текущий ремонт (окраска) металлоконструкций навесов административного здания РПТО «В» в соответствии с утвержденной сметой.
Согласно пункту 1 статьи 696 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить строительные и иные специальные монтажные работы и сдать их заказчику, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять результаты этих работ и уплатить обусловленную цену.
В соответствии с пунктом 10 Правил к существенным условиям договора кроме прочего отнесен предмет договора (наименование и местонахождение объекта, виды строительных работ, подлежащих выполнению, и их объемы), а также порядок и сроки представления проектной документации, ее содержание и состав, количество представляемых экземпляров.
Согласно пункту 1 статьи 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Виды строительных работ, подлежащих выполнению, и их объемы указаны в смете, утвержденной истцом, в том числе: механическая очистка металлоконструкций (расценка Е 13-100-1) – 1500 кв. м; протравливание металлических поверхностей (расценка Е 13-44-8) – 48 кв. м; обеспыливание, промывка, обезжиривание (расценка ЕВ 3-55-3) – 4800 кв. м; нанесение грунтовочных составов (расценка Е 13-16-3) – 4800 кв. м; окраска металлоконструкций за 2 раза (расценка Е 62-31-2) – 4800 кв. м.
Суд первой инстанции правомерно констатировал отсутствие у сторон согласия по вопросу определения места выполнения работ по механической очистке.
Так, согласно дефектному акту комиссией истца в ходе обследования объекта установлено, что в результате длительной эксплуатации, а также воздействия неблагоприятных погодных условий и агрессивного воздействия выхлопных газов от транспорта антикоррозионное покрытие (окраска) металлоконструкций имеет значительные очаги ржавчины, что портит внешний вид, а также происходит разрушение металлоконструкций. Ввиду значительных повреждений антикоррозионного покрытия требуется произвести его ремонт (перекраску) согласно указанному в акте перечню работ: механическую очистку металлоконструкций – в объеме 1500 кв. м; протравливание металлоконструкций преобразователем ржавчины – в объеме 4800 кв. м; обеспыливание, промывку, обезжиривание – в объеме 4800 кв. м; нанесение грунтовочных составов – в объеме 4800 кв. м; окраску металлоконструкций за два раза – в объеме 4800 кв. м.
Задание на закупку содержало сведения о необходимости выполнения работ по механической очистке металлоконструкций в объеме 1500 кв. м; протравливанию металлоконструкций преобразователем ржавчины в объеме 4800 кв. м; обеспыливанию, промывке, обезжириванию в объеме 4800 кв. м; нанесению грунтовочных составов в объеме 4800 кв. м; окраске металлоконструкций за два раза в объеме 4800 кв. м. При этом указано, что механической очистке (ручным или механическим инструментом) должны быть подвергнуты элементы металлоконструкций навесов со значительными очагами коррозии (глубокая, рыхлая, пластинчатая (шелушение) ржавчина) для ее полного удаления: узлы соединений, карманы, зазоры и т.п. конструкции; все места с отслаивающейся краской.
Суд первой инстанции дал оценку вышеизложенным обстоятельствам с учетом прояснений представителей истца и ответчика в судебном заседании.
Суд первой инстанции учел то обстоятельство, что проектная документация на конструкции навесов в организации в полном объеме отсутствует, с учетом чего при определении объемов подлежащих выполнению работ бралась примерная площадь металлоконструкций, а объем работ по механической очистке определялся визуально исходя из примерно 30 % от общей площади всех элементов металлоконструкций – при необходимости, как следует из пояснений представителей истца, неохваченные объемы по механической очистке могли быть выполнены на основании актов на дополнительные работы.
Кроме того, суд учел и то обстоятельство, что истец с фактом выполнения работ по механической очистке по договору в объеме 1500 кв. м не согласился, полагая, что ответчиком выполнены работы в объеме 1000 кв. м.
С учетом изложенного апелляционная инстанция соглашается в выводом суда первой инстанции о том, что установить из представленных в материалы дела документов, где необходимо было осуществить очистку готовившихся под покраску поверхностей в объемах, предусмотренных договором (1500 кв. м), не представляется возможным. Смета определяет лишь объемы, подлежащие выполнению.
Кроме того, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что представленный суду дефектный акт также не может быть признан надлежащим доказательством, определяющим место выполнения работ по механической очистке, поскольку составлен с нарушением требований, установленных постановлением Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 29.04.2011 № 14, – в акте не отражено местонахождение соответствующих дефектов, их площадь, объем.
В соответствии с п. 4.8 п. 4 Технического кодекса установившейся практики ТПК 45-1.04-206-2010 (02250) дефектный акт при необходимости может составляться на основании технического заключения. Для оценки состояния конструкций используется ТКП 45-1.04-208-2010 «Здания и сооружения. Техническое состояние и обслуживание строительных конструкций и инженерных систем и оценка их пригодности к эксплуатации», определяющий порядок проведения обследования, описания, оценки дефектов, их фиксации.
Согласно части восьмой пункта 7 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.09.2012 № 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров строительного подряда» при оценке согласования сторонами существенных условий договора строительного подряда в порядке, установленном законодательством и договором, судам в соответствии со статьей 401 ГК следует учитывать наличие или отсутствие разногласий по предмету договора и иным существенным условиям договора в процессе совершения сторонами действий по строительству объекта, выполнению строительных и иных работ, сдаче-приемке выполненных работ и объекта, а также по их оплате.
Суд первой инстанции правомерно указал, что выполнение работ по механической очистке технологически предшествует выполнению всех последующих предусмотренных договором работ. Отсутствие согласия между сторонами по вопросу о месте выполнения указанных работ препятствует исполнению договора в целом.
При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о незаключенности договора от 23.09.2016 в связи с недостижением сторонами в требуемой форме согласия по существенным условиям – предмету договора.
Учитывая, что пункт 85 Правил предусматривает ответственность подрядчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных договором, а судом первой инстанции обоснованно установлено, что договор является незаключенным, суд первой инстанции правомерно отказал истцу в иске.
Таким образом, судом первой инстанции дана оценка всем обстоятельствам дела и оснований для переоценки у суда апелляционной инстанции нет.
С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы являются необоснованными.
Оснований для отмены решения суда первой инстанции нет.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 276–279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

постановила:

Решение экономического суда Брестской области от 14.03.2017 по делу № 9-6/2017 оставить без изменения, а апелляционную жалобу таможни – без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282–286 ХПК.