среда, 6 июля 2016 г.

Беларусь. Нижеприведенное судебное решение позволяет получить представление о порядке защиты авторских прав на музыкальные произведения иностранных авторов в Республике Беларусь. То есть, иностранный автор заключает договор с иностранной компанией, которая защищает его права, затем указанная иностранная компания заключает договор с Национальным центром интеллектуальной собственности Республики Беларусь (возможно с уполномоченной НЦИС организацией). Далее, организатор концерта, на котором предполагается исполнение указанных произведений, заключает договор с Национальным центром интеллектуальной собственности Республики Беларусь (возможно с уполномоченной НЦИС организацией).



РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
8 августа 2014 г.
Органу по коллективному управлению имущественными правами авторов в удовлетворении требований, заявленных в интересах авторов музыкальных произведений, о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского отказано, поскольку ответчик использовал музыкальные произведения в соответствии с договором, заключенным с органом по коллективному управлению, а поэтому исключительное право истцов на публичное исполнение музыкальных произведений нарушено не было
(Извлечение)

Верховный Суд Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску ГУ «НЦИС» (далее – НЦИС) в интересах Б., Г., Р., П. и Д. к ГЗУ «Ц» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объект авторского права,

установил:

НЦИС в заявлении суду указало, что 27 марта 2011 г. в помещении УП «Д», расположенном в г. М. по пр. П., в период времени с 20:15 до 22:00 состоялся концерт британской группы «D». В ходе данного концерта были публично исполнены музыкальные произведения с текстом: «Звезда Хайуэй» («Highway star»), «Сильно любящий мужчина» («Hard loving man»), «Может быть я лев» («Maybe I’m a leo»), «Странная женщина» («Strange kind of woman»), «Упоение глубиной» («Rapture of the deep»), «Серебряный язык» («Silver tongue»), «Когда слепой мужчина плачет» («When a blind man cries»), «Хорошо одетая гитара» («The well dressed guitar»), «Почти человек» («Almost human»), «Ленивый» («Lazy»), «Никто не пришел» («No one came»), «Безупречные незнакомцы» («Perfect strangers»), «Космические грузоперевозки» («Space Truckin»), «Дым над водой» («Smoke on the water»), «Черная ночь» («Black Night») авторов Б., Г., Р., П. и Д. Полномочия на управление имущественными правами данных авторов на территории Республики Беларусь переданы компанией «PRS» НЦИС на основании договора от 18 июня 2010 г. о взаимном представительстве интересов в области публичного исполнения произведений. Согласно указанному договору НЦИС предоставлено право выдачи на территории Республики Беларусь необходимых разрешений на все публичные исполнения музыкальных произведений с текстом или без текста, входящих в репертуар компании «PRS».
По мнению НЦИС, ответчик – УП «Д» – допустил нарушение исключительного права названных авторов на публичное исполнение произведений, поскольку использование указанных музыкальных произведений этих авторов путем их публичного исполнения было осуществлено ответчиком без заключения договора и выплаты авторского вознаграждения.
Полагая, что незаконное использование каждого из музыкальных произведений представляет собой самостоятельный факт нарушения права, НЦИС просил суд взыскать с УП «Д» компенсацию за нарушение исключительного права на публичное исполнение произведений по 20 базовых величин за каждое неправомерно использованное музыкальное произведение, а именно: взыскать компенсацию в пользу Б. за 10 произведений в размере 200 базовых величин, что составляет 26 000 000 руб.; в пользу Г. за 15 произведений – 300 базовых величин, что составляет 39 000 000 руб.; в пользу Р. за 13 произведений – 260 базовых величин, что составляет 33 800 000 руб.; в пользу П. за 14 произведений – 280 базовых величин, что составляет 36 400 000 руб. и в пользу Д. за 2 произведения – 40 базовых величин, что составляет 5 200 000 руб., а всего – 140 400 000 руб. Кроме того, НЦИС просил взыскать в его пользу с ответчика судебные расходы, связанные с переводом документов, в размере 3 058 400 руб.
Определением судьи от 3 марта 2014 г. к участию в деле в качестве ответчика было привлечено ГЗУ «Ц».
Определением судьи от 17 марта 2014 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на стороне ответчиков, привлечено ОДО «К».
Определением суда от 7 августа 2014 г. принят отказ НЦИС от иска, поданного в интересах Б., Г., Р., П. и Д. к УП «Д», и дело по иску НЦИС в интересах Б., Г., Р., П., Д. к УП «Д» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объект авторского права и взыскании судебных расходов прекращено.
В судебном заседании представитель НЦИС Р., поддержав заявленные требования, просила взыскать с ГЗУ «Ц» компенсацию в размере 140 400 000 руб., а также судебные расходы в размере 3 058 400 руб., связанные с переводом документов. По ее мнению, ГЗУ «Ц» нарушил исключительное право авторов на публичное исполнение их музыкальных произведений, поскольку осуществил использование произведений, прозвучавших на концерте, без заключения договора и выплаты авторского вознаграждения.
Истцы Б., Г., Р., П., Д. в суд не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежаще.
Представитель ответчика ГЗУ «Ц» С. иск не признала, пояснив суду, что на момент проведения концерта группы «D» действовал договор, заключенный 26 декабря 2001 г. между ГЗУ «Ц» и РУП «РУПИС» (далее – РУПИС), об использовании произведений путем публичного исполнения, а поэтому, по ее мнению, исковые требования являются необоснованными. Кроме того, ГЗУ «Ц», являясь организатором концерта группы «D», 15 ноября 2010 г. заключил договор комиссии с ОДО «К», в соответствии с которым поручил последнему обеспечить выступление указанной группы и перечислить авторское вознаграждение НЦИС. Во исполнение указанного договора и исходя из представленных сведений о выполненных работах ГЗУ «Ц» перечислил ОДО «К» авторское вознаграждение в размере 52 855 250 руб. Сведениями о том, что авторское вознаграждение не было перечислено НЦИС ГЗУ «Ц» не располагал.
Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – ОДО «К» – адвокат С. полагал, что заявленные истцом требования удовлетворению не подлежат по основаниям, изложенным представителем ответчика.
Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.
Согласно п. 1 ст. 983 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) обладателю имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом.
Использование другими лицами объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.
В силу п. 1 ст. 989 ГК защита исключительных прав осуществляется способами, предусмотренными ст. 11 настоящего Кодекса.
В соответствии с п. 2 и п. 4 ст. 56 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных ст. 989 ГК, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.
Компенсация подлежит взысканию в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав. При этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.
Организация по коллективному управлению имущественными правами вправе от имени авторов или иных правообладателей либо от своего имени предъявлять требования, предусмотренные настоящей статьей, в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, управление которыми она осуществляет на основе договоров, заключенных с авторами или иными правообладателями, и (или) договоров, заключенных с другими организациями по коллективному управлению имущественными правами, о взаимном представительстве интересов.
Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что приказом Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь от 28 декабря 2006 г. к НЦИС было присоединено РУПИС, осуществлявшее управление имущественными правами авторов их правопреемников на коллективной основе на территории Республики Беларусь. НЦИС является преемником прав и обязанностей РУП «Б» в соответствии с передаточным актом, за исключением прав и обязанностей, которые не могут принадлежать НЦИС.
НЦИС в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь, осуществляет и охраняет на коллективной основе имущественные права авторов и иных обладателей авторского права и смежных правах (далее – иные правообладатели) в случаях, если их трудно осуществить в индивидуальном порядке; осуществляет коллективное управление имущественными правами авторов и иных правообладателей, в том числе и в отношении музыкальных произведений с текстом или без текста при их публичном исполнении.
В целях осуществления коллективного управления имущественными правами НЦИС заключает договоры с авторами и иными правообладателями, с другими организациями по коллективному управлению имущественными правами, в том числе иностранными, а также с лицами, использующими произведения и (или) объекты смежных прав (далее – пользователи); осуществляет сбор, распределение и выплату вознаграждения для обладателей авторского права и смежных прав; в соответствии с законодательством и без отдельного уполномочия (доверенности) осуществляет защиту прав и охраняемых интересов авторов и иных обладателей авторского права и смежных прав в судебном порядке, а также совершает иные юридически значимые действия, необходимые для защиты прав, управление которыми он осуществляет.
Вышеизложенное подтверждается уставом НЦИС, утвержденным приказом Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь 19 августа 2013 г.
Из свидетельства от 27 февраля 2012 г., выданного вышеуказанным комитетом, следует, что НЦИС получена государственная аккредитация в качестве организации по коллективному управлению имущественными правами на территории Республики Беларусь, в том числе в сфере управления исключительными правами на музыкальные произведения с текстом и без текста при их публичном исполнении.
Судом также установлено, что 27 марта 2011 г. в помещении УП «Д», расположенном в г. Минске по пр. П., в период времени с 20:15 до 22:00 состоялся концерт британской группы «D».
Организатором концерта являлся ГЗУ «Ц», который в соответствии с уставом осуществляет в том числе деятельность цирков, театральную, концертную деятельность.
Для проведения указанного концерта 15 ноября 2010 г. между ГЗУ «Ц» и ОДО «К» был заключен договор комиссии, 24 февраля 2011 г. ГЗУ «Ц» был заключен договор с УП «Д» на аренду помещения для проведения указанного концерта.
Валовый сбор от проведения концерта составил 1 057 105 000 руб., что следует из ответа ГЗУ «Ц» от 18 марта 2015 г.
По делу установлено, что в ходе проведения данного концерта публично были исполнены музыкальные произведения с текстом:
«Звезда Хайуэй» («Highway star»), «Сильно любящий мужчина» («Hard loving man»), «Странная женщина» («Strange kind of woman»), «Когда слепой мужчина плачет» («When a blind man cries»), «Ленивый» («Lazy»), «Никто не пришел» («No one came»), «Космические грузоперевозки» («Space Truckin»), «Дым над водой» («Smoke on the water»), «Черная ночь» («Black Night») – авторы музыки и текста Б., Г., Р., П.;
«Может быть я лев» («Maybe I’m a leo») – авторы музыки и текста Г., П.;
«Упоение глубиной» («Rapture of the deep») – авторы музыки и текста Д., Г., П.;
«Серебряный язык» («Silver tongue») – авторы музыки Б., Г., Р., П., авторы текста Д., Р.;
«Хорошо одетая гитара» («The well dressed guitar») – авторы музыки Б., Г., Р., П., автор текста Р.;
«Почти человек» («Almost human») – авторы музыки и текста Г., Р., П.;
«Безупречные незнакомцы» («Perfect strangers») – авторы музыки и текста Б., Г., Р.
Факт исполнения указанных произведений представителем ответчика не оспаривался.
Из заявлений о передаче прав, подписанных между вышеуказанными авторами и компанией «PRS», усматривается, что Б., Г., Р., П. и Д. являются участниками данной организации, осуществляющей на территории Великобритании управление их имущественными правами в отношении указанных произведений, в том числе управление правом на музыкальные произведения с текстом при их публичном исполнении.
Осуществление на территории Великобритании компанией «PRS» управления имущественными правами авторов, в том числе правом на музыкальные произведения с текстом при их публичном исполнении, также подтверждается учредительным договором и уставом данной компании.
Согласно договору от 18 июня 2010 г. о взаимном представительстве интересов в области публичного исполнения произведений и дополнительному соглашению от 30 декабря 2011 г. к данному договору полномочия на управление имущественными правами указанных авторов на территории Республики Беларусь, в том числе на управление правом на музыкальные произведения с текстом при их публичном исполнении, переданы компанией «PRS» НЦИС на срок с 1 января 2009 г. до 31 декабря 2011 г.
Судом также установлено, что 26 декабря 2001 г. между РУПИС и ГЗУ «Ц» был заключен договор об использовании произведений литературы и искусства путем публичного исполнения.
Согласно указанному договору РУПИС разрешил пользователю (ГЗУ «Ц») на условиях, определенных настоящим Договором, использовать обнародованные произведения белорусских и зарубежных авторов, переданные РУПИС для коллективного управления.
РУПИС разрешил пользователю во время действия настоящего Договора использовать произведения путем их публичного исполнения. Настоящий договор распространяется на все случаи публичного исполнения произведения – как артистами-исполнителями, так и при помощи технических средств в звуковой (механической) записи (п. 1.2).
В силу п. 2.1 этого договора пользователь обязан был перечислять на расчетный счет РУПИС авторское вознаграждение для последующего распределения авторам исходя из ставок, установленных Правительством Республики Беларусь, за использование произведений на основании настоящего договора самим пользователем, а в случаях, определенных законодательством, – иными лицами, осуществляющими публичное исполнение произведений на площадке пользователя.
Данный договор действовал и на момент проведения вышеуказанного концерта, что следует из пунктов 4.1, 4.8 договора.
Факт действия этого договора по состоянию на 27 марта 2011 г. – день проведения концерта группы «D» подтверждается также объяснениями представителя Н., сведениями о результатах проверки ГЗУ «Ц» от 2 августа 2012 г. главного специалиста управления права и международных договоров НЦИС. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что ответчик ГЗУ «Ц» использовал вышеназванные произведения в соответствии с договором от 26 декабря 2001 г., а поэтому исключительное право истцов на публичное исполнение этих музыкальных произведений нарушено не было.
Доводы представителя НЦИС о том, что в силу вышеуказанного договора ГЗУ «Ц» имел право использовать музыкальные произведения путем их публичного исполнения только на своей площадке, расположенной на пр. Н. (до переименования – пр. С.), суд считает несостоятельными, поскольку данное условие в договоре отсутствует и из других пунктов договора не следует.
Судом установлено, что авторское вознаграждение, причитающееся авторам произведений, прозвучавших 27 марта 2011 г. в помещении УП «Д» на концерте группы «D», не было перечислено на расчетный счет НЦИС в виду неисполнения ОДО «К» вышеуказанного договора комиссии – п.п. 2.1.6, согласно которому ОДО «К» обязано было произвести выплату авторских вознаграждений и плату за пользование смежными правами уполномоченным лицам и организациям.
Во исполнение данного договора и на основании представленных документов, свидетельствующих о перечислении НЦИС авторского вознаграждения в размере 52 855 250 руб., ГЗУ «Ц» перечислил указанную сумму ОДО «К».
Указанные обстоятельства подтверждаются отчетом ОДО «К» (актом выполненных работ) от 6 апреля 2011 г., отчетом о движении документа, а также объяснениями представителей ГЗУ «Ц» и ОДО «К».
Вместе с тем суд считает, что вышеуказанные обстоятельства юридического значения для рассмотрения заявленных НЦИС требований не имеют.
В связи с тем, что ответчиком не было нарушено исключительное право истцов на объект авторского права, заявленное НЦИС в их интересах требование о взыскании компенсации, предусмотренной п. 2 ст. 56 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах», удовлетворению не подлежит.
В связи с отказом в иске не подлежит удовлетворению и требование НЦИС о взыскании судебных расходов в размере 3 058 400 руб., связанных с переводом документов.
Руководствуясь ст.ст. 302–306 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

решил:

В иске НЦИС, поданному в интересах Б., Г., Р., П. и Д., к ГЗУ «Ц» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права и взыскании судебных расходов в сумме 3 058 400 руб. отказать.
Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит.