вторник, 19 июля 2016 г.

Беларусь. При приемке помещения от арендатора арендодатель указал на дефекты. В итоге помещение принято не было, и начался спор. Когда спор закончился мировым соглашением, начался новый судебный процесс по поводу взыскания арендной платы за период времени: со дня попытки передать помещение до окончания спора. Суд отказал арендодателю о взыскании арендной платы за указанный период. Суды апелляционной и кассационной инстанции подтвердили правильность вынесенного решения.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
26 января 2016 г. (дело № 97-5/2015/196А/9К)

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с участием представителей: индивидуального предпринимателя М. (далее – ИП М.), дочернего республиканского унитарного предприятия «Г» (далее – ДРУП «Г»), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ИП М. на решение экономического суда Могилевской области от 16.10.2015 и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 24.11.2015 по делу № 97-5/2015/196А по иску ИП М. к ДРУП «Г» о взыскании 408 717 762 рублей,

установила:

Решением экономического суда Могилевской области от 16.10.2015 исковые требования ИП М. удовлетворены частично. С ДРУП «Г» в пользу ИП М. взыскано 9 034 813 рублей пени, 6 143 673 рубля процентов за пользование чужими денежными средствами.
В удовлетворении иска в остальной части отказано.
Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 24.11.2015 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе ИП М. просит об отмене принятых судебных постановлений в части отказа в иске и принятии нового постановления об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
В обоснование кассационной жалобы указывает, что выводы, изложенные в судебных постановлениях, не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела, а обстоятельства, имеющие значение для дела и положенные в основу принятых судебных постановлений, не подтверждены достоверными и убедительными доказательствами.
В судебном заседании кассационной инстанции представитель ИП М. кассационную жалобу поддержала, ссылаясь на изложенные в кассационной жалобе доводы.
Представители ДРУП «Г» полагают, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, принятые судебные постановления являются законными и обоснованными.
Рассмотрев дело, обсудив доводы кассационной жалобы, отзыва на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что оснований для отмены принятых судебных постановлений не имеется исходя из следующего.
Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений экономического суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.
Как установлено судом и это следует из материалов дела, предметом спора являлись требования ИП М. к ДРУП «Г» о взыскании 325 858 445 рублей арендной платы, 9 034 813 рублей пени и 6 143 673 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.
Требования мотивированы тем, что в связи с несвоевременным возвратом арендованного помещения после прекращения договора аренды ДРУП «Г» обязано уплатить арендную плату за февраль–май 2015 года в размере 325 858 445 рублей.
Кроме того, в связи с наличием задолженности по арендной плате с ответчика подлежат взысканию пеня в размере 9 034 813 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 6 143 673 рублей.
Возражая против удовлетворения иска в полном объеме, ответчик, не оспаривая факт заключения и исполнения договора аренды, ссылался на то, что отсутствуют основания для взыскания заявленных ко взысканию сумм, поскольку за период действия договора арендная плата уплачена в полном объеме, возврат арендованного помещения произведен до истечения срока действия договора.
Экономический суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные по делу доказательства в совокупности, проанализировав условия договора аренды, нормы действующего законодательства, пришел к выводу об обоснованности заявленных требований в части взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами и решением от 16.10.2015 удовлетворил заявленные требования в этой части.
С указанными выводами экономического суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция, оставив в силе решение суда.
Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы экономического суда первой и апелляционной инстанций, изложенные в судебных постановлениях, правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства исходя из следующего.
Как следует из материалов дела, между ИП М. (основной арендатор) и ДРУП «Г» (субарендатор) был заключен договор субаренды нежилого помещения от 21.01.2013.
Согласно указанному договору ИП М. передала ДРУП «Г» во временное владение и пользование нежилые изолированные помещения и часть нежилого изолированного помещения общей площадью 550,25 кв. м, расположенные по адресу г. М., пер. П., для административного использования. Срок действия договора стороны установили по 31.12.2013. Дополнительными соглашениями стороны продлили срок действия договора по 31.12.2014, затем – по 31.01.2015.
Факт передачи помещений оформлен актами от 23.01.2012 и 01.02.2012 в рамках ранее действовавшего договора от 23.12.2012. Техническое состояние переданных в аренду помещений в актах приема-передачи имущества не отражено.
По условиям договора (подпункты 3.1, 3.2) размер арендной платы составил 6 евро за 1 кв. м, за все арендуемое имущество – 3301,50 евро; арендатор должен вносить арендную плату ежемесячно до 5-го числа текущего месяца в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на день уплаты. Дополнительным соглашением стороны увеличили ставку арендной платы до 7,5 евро за 1 кв. м, в целом по договору – 4126,88 евро в месяц.
Из представленных по делу доказательств следует, что по состоянию на день подачи ИП М. иска в суд ответчиком не была внесена арендная плата за январь 2015 года. По состоянию на 22.05.2015 долг по арендной плате за январь составил 65 947 542 рубля.
После возбуждения судом производства по данному делу ответчик перечислил на расчетный счет истца платежным поручением от 24.07.2015 68 568 111 рублей в погашение задолженности по арендной плате за январь 2015 года по курсу евро 1:16 615, установленному Национальным банком Республики Беларусь на 24.07.2015.
Таким образом, просрочка внесения арендной платы за январь 2015 года имела место.
В соответствии со статьями 290, 291 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.
Пунктом 1 статьи 585 ГК предусмотрено, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.
В случае просрочки исполнения денежного обязательства кредитор вправе требовать от должника уплаты неустойки в размере, предусмотренном соглашением сторон, и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере ставки рефинансирования, установленной Национальным банком на день исполнения обязательства, за каждый день просрочки (статьи 311, 312, 366 ГК).
Установив вышеизложенные обстоятельства, экономический суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении заявленных требований в части взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Правильными являются и выводы экономического суда в части отказа в иске о взыскании арендной платы за февраль–май 2015 года в связи с несвоевременным возвратом арендованного помещения.
Обязанность арендатора по возврату арендованного имущества (при прекращении договора аренды) в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором, вытекает из норм статьи 593 ГК. В том случае, если имущество возращено несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.
В силу пункта 2 статьи 626 ГК арендуемые изолированные помещения должны быть возвращены арендодателю по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами.
Согласно пункту 38 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 15.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из арендных правоотношений» в том случае, если судом будет установлено совершение арендатором действий, направленных на передачу арендованного имущества арендодателю в установленный срок, и подтвержденное надлежащими доказательствами несовершение арендодателем встречных действий по приему объекта аренды, то есть уклонение арендодателя от приемки арендованного имущества после прекращения действия договора аренды (пункт 3 статьи 376, статья 377, пункт 1 статьи 626 ГК), то в удовлетворении требования арендодателя о внесении арендной платы за период просрочки возврата арендованного имущества может быть отказано. Доказательствами совершения арендатором действий, направленных на передачу арендованного имущества арендодателю, могут являться: уведомление об освобождении арендуемого помещения, необходимости его принятия и подписания передаточного акта, уведомление о готовности передать арендованное имущество (например, оборудование) в месте его нахождения и т.п.
Применительно к рассматриваемому случаю арендатором были предприняты все необходимые меры по возврату арендованных помещений в связи с прекращением договора аренды. Истец не отрицает того обстоятельства, что акт приема-передачи помещений не был подписан его представителем в январе 2015 года из-за наличия претензий к арендатору по техническому состоянию арендованного имущества.
Как указано выше, арендуемое имущество должно быть возвращено арендодателю в том состоянии, в котором арендатор его получил. Однако техническое состояние переданных в аренду ДРУП «Г» помещений в актах приема-передачи имущества не было отражено.
Между тем ответчиком представлены документы, свидетельствующие о том, что полученные им от арендодателя помещения не могли быть использованы по назначению без проведения ремонтных работ. По условиям договора помещения переданы в аренду для административного использования, то есть в этих помещениях должна была находиться государственная экспертная организация и осуществлять возложенные на нее функции. Ответчиком был составлен дефектный акт от 16.01.2012, заключены договоры подряда со строительными и иными организациями, результаты выполненных подрядных работ оформлены соответствующими актами. Из указанных документов следует, что арендатором понесены значительные затраты для приведения помещений в то состояние, которое соответствовало бы их назначению (произведены текущий ремонт помещений, устройство локальной вычислительной сети и др.).
Письмом от 21.01.2015 ответчик уведомил истца о необходимости приема-передачи арендованного имущества.
24.01.2015 представители сторон осмотрели арендуемые помещения, ответчиком был подготовлен и подписан членами комиссии – работниками предприятия акт приема-передачи имущества. Акт не был подписан представителем истца. Как пояснил в судебном заседании апелляционной инстанции представитель истца, у ИП М. имелись претензии к техническому состоянию возвращаемых помещений.
Акт приема-передачи помещений был подписан представителями обеих сторон только 13.07.2015 при проведении примирительной процедуры, назначенной судом с целью урегулирования спора.
Из системного анализа представленных по делу доказательств усматривается, что ответчик своевременно, до истечения срока действия договора аренды, направил истцу уведомление об освобождении арендуемых помещений. Истец же в январе 2015 года в установленном порядке (по передаточному акту) арендованные помещения не принял; акт либо иной документ, в котором были бы отражены недостатки передаваемого арендатором имущества, истцом составлен не был. Кроме того, если между сторонами при возврате арендуемых помещений возникли разногласия по вопросу технического состояния помещений, а также по вопросу о зачете стоимости произведенных ответчиком улучшений, то эти разногласия могли быть разрешены в рамках иного дела.
Доводы истца о том, что он не имел доступа в арендуемые помещения и не мог использовать их в своей хозяйственной деятельности, противоречат изложенным выше обстоятельствам, связанным с отказом истца от оформления акта приема-передачи арендуемых помещений.
Представленные по делу доказательства свидетельствуют о том, что в январе 2015 года ответчик освободил арендуемые помещения и у истца имелась реальная возможность их использования по назначению.
Факт освобождения арендованных помещений подтверждается следующими доказательствами:
договором от 01.09.2014 между ДРУП «Г» и ОАО «Л» на аренду нежилых помещений, расположенных по адресу г. М., б-р Н.;
планом перевозки ДРУП «Г»;
уведомлением организациям об изменении местонахождения ДРУП «Г» от 12.01.2015 о том, что с 22.01.2015 их адрес г. М., б-р Н.;
письмом Могилевскому филиалу РУП «Белпочта» от 20.01.2015 об изменении юридического адреса ДРУП «Г» и направлении почтовой корреспонденции по новому адресу: б-р Н.;
договором перевозки груза от 15.01.2015 и актом выполненных работ по договору перевозки груза от 15.01.2015;
договором подряда от 16.01.2015, заключенным между ООО «Э» и ДРУП «Г», на выполнение столярных работ по разборке офисной мебели и сборке ее в новых помещениях и актом сдачи-приемки работ по договору от 16.01.2015;
договором подряда от 16.01.2015, заключенным между ИП Л. и ДРУП «Г», с указанием сроков окончания работ – 20.01.2015 и актом сдачи-приемки выполненных работ по договору от 16.01.2015;
приказом ДРУП «Г» от 19.01.2015 «Об изменении местонахождения предприятия» с 22.01.2015 – г. М., б-р Н.
Проанализировав представленные по делу доказательства в совокупности, экономический суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии основания для взыскания арендной платы за февраль–май 2015 года, когда помещения были им освобождены и приняты необходимые меры по передаче их истцу.
Доводы кассационной жалобы о том, что выводы, изложенные в судебных постановлениях, не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь не принимает во внимание, поскольку в их подтверждение никаких убедительных доказательств не представлено.
Все обстоятельства дела судом первой и апелляционной инстанций исследованы полно и правильно, собранным по делу доказательствам дана надлежащая оценка. Оснований для иной оценки представленных по делу доказательств не имеется.
Нарушений норм материального и (или) процессуального права, влекущих отмену принятых судебных постановлений, судом первой и апелляционной инстанций не допущено.
Согласно части первой статьи 133 ХПК судебные расходы распределяются между истцом и ответчиком пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
В связи с отказом в удовлетворении кассационной жалобы расходы на оплату услуг адвоката, а также по уплате государственной пошлины возмещению не подлежат.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 ХПК, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

постановила:

Решение экономического суда Могилевской области от 16.10.2015 и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 24.11.2015 по делу № 97-5/2015/196А оставить без изменения, а кассационную жалобу ИП М. – без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, установленном статьями 300–304 ХПК.