воскресенье, 11 сентября 2016 г.

Беларусь. Из текста нижеприведенного судебного решения можно выяснить следующие вопросы: а) противоречит ли Бернской конвенции положение нашего законодательства о том, что авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом именно творческой деятельности (не противоречит); б) с помощью каких источников можно определить понятия «признак», «творчество», «новизна», «оригинальный», «уникальный», «неповторимый», которые являются критериями для определения, что объект авторского права, в частности фотография является результатом творческой деятельности, то есть обладает признаками творческой новизны, оригинальности, уникальности и неповторимости (толковый словарь Ожегова); в) какая оплата причитается эксперту, который определяет, является ли фотография результатом творческой деятельности (тарифная ставка первого разряда, деленная на сто, умноженная на пять, умноженная на количество часов, затраченных на экспертизу. В данном случае на экспертизу было потрачено 60 часов). В приведенном деле суд решил, что фигурирующие в деле фотографии не являются объектом авторского права. Это были фотографии звездного неба, которые были размещены в интернете, а затем без согласия автора, были использованы в телепередаче.

источник 


Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 5 сентября 2016 года

 

Дело № ______2016 г.

Р Е Ш Е Н И Е
Именем Республики Беларусь

5 сентября 2016 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….…...,
с участием секретаря судебного заседания ….….…,
прокурора ….….……,
истца М. и его представителя адвоката К.-Г.,
представителя ответчика – Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь – Ж.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску М. к Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

В заявлении суду истец М. указал, что 17 марта 2015 года он создал фотографии с видом ночного неба, которые впоследствии разместил в сети Интернет. 18 марта 2015 года в новостном выпуске телеканала «Беларусь 1» был показан и размещён в сети Интернет на сайте www.tvr.by видеосюжет «Северное сияние цвета белорусского флага», в котором ответчик – Национальная государственная телерадиокомпания Республики Беларусь  (далее – Белтелерадиокомпания) – без его, истца, согласия и указания его имени как автора произведений использовал три его фотографии с видом ночного неба, чем нарушил принадлежащее ему исключительное право на воспроизведение, передачу в эфир и сообщение для всеобщего сведения фотографических произведений, а также  нарушил его личные неимущественные права (право авторства, право на имя) и причинил ему моральный вред в виде нравственных страданий.
Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права в размере 30 базовых величин (по 10 базовых величин за каждую фотографию), что на момент подачи иска составляло 6 300 000 неденоминированных рублей, а также денежную компенсацию морального вреда в размере 20 000 000 неденоминированных рублей.
В ходе подготовки дела к судебному разбирательству истец М. подал в суд заявление от 27 мая 2016 года, в котором указал, что ответчик в вышеназванном сюжете использовал не три, а две его фотографии с видом ночного неба, в связи с чем просил взыскать с Белтелерадиокомпании в свою пользу компенсацию в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права в размере 20 базовых величин (по 10 базовых величин за каждую фотографию), что на момент подачи заявления составляло 4 200 000 неденоминированных рублей, а также денежную компенсацию морального вреда в размере 20 000 000 неденоминированных рублей (лл.д.33-35).
В предварительном судебном заседании истец М. отказался от иска к Белтелерадиокомпании в части нарушения его исключительного права на фотографию с видом ночного неба, обозначенную в материалах дела под № 3, и взыскании в связи с этим компенсации в размере 10 базовых величин, что составляло 2 100 000 рублей, а также компенсации морального вреда, связанной с защитой права на эту фотографию. Кроме того, истец М. уменьшил размер компенсации морального вреда в связи с нарушением его личных неимущественных прав (права авторства, права на имя) при использовании ответчиком в указанном видеосюжете двух его фотографий до 1 неденоминированного белорусского рубля.
Определением суда от 9 июня 2016 года производство по делу в части взыскания с ответчика компенсации в связи нарушением исключительного права на объекты авторского права в размере 2 100 000 неденоминированных рублей, и компенсации морального вреда, связанных с защитой права на фотографию № 3, прекращено в связи с принятием судом отказа истца от иска (л.д.109).
В судебном заседании истец М. и его представитель адвокат К.-Г. уточнённые исковые требования поддержали в полном объёме и с учётом проведенной в Республике Беларусь деноминации просили взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию в связи нарушением исключительного права на объекты авторского права в размере 420 рублей и компенсацию морального вреда в размере 1 копейки, пояснив суду, что основанием иска является факт бездоговорного использования ответчиком двух фотографий М. в видеосюжете «Северное сияние цвета белорусского флага», переданном Белтелерадиокомпанией в эфир и размещённом в сети Интернет на сайте www.tvr.by в составе новостного выпуска 18 марта 2015 года в 12.00 часов. Полагали, что при оценке судом указанных фотографий не следует принимать во внимание содержащееся в п.1 ст.6 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» положение о том, что авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, поскольку оно противоречит Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года, в которой такого указания не содержится. Исковое требование о компенсации морального вреда аргументировали тем, что, по их мнению, аудитория телеканала при просмотре указанного видеосюжета посчитала, что авторами использованных в нём фотографий № 1 и № 2 являются создатели видеосюжета или диктор телевидения. Такими действиями ответчика истцу причинены нравственные страдания в виде переживаний, стресса (он несколько ночей не спал, в том числе и в связи с тем, что изображения на его фотографиях были ассоциированы ответчиком с белорусским флагом). В остальной части дали суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в заявлениях суду.
Представитель ответчика – Белтелерадиокомпании – Ж. иск не признал и просил в его удовлетворении истцу отказать, поскольку, по его мнению, вышеуказанные фотографии не являются результатами творческой деятельности и могут использоваться без согласия лица, осуществившего фотосъёмку, и указания его имени. Также эти фотографии могли быть использованы без согласия М. и в соответствии с п.1 ст.32 и п.1 ст.33 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах», поскольку они были размещены для всеобщего сведения в сети Интернет самим истцом и находились в свободном доступе. При этом истец специально не запретил использование фотографий другим лицам. Кроме того, эти фотографии не являются основным объектом воспроизведения в видеосюжете; использовались Белтелерадиокомпанией в информационных, а не коммерческих целях; истец не представил суду доказательств причинения ему действиями ответчика физических и нравственных страданий.
Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания эксперта Ч., проверив и исследовав письменные и вещественные доказательства по делу, выслушав мнение прокурора С., полагавшей необходимым истцу в удовлетворении иска отказать, суд приходит к следующему.
Согласно части 1 статьи 152 ГК Республики Беларусь если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда.

В силу пункта 1 статьи 970 ГК Республики Беларусь компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 992 ГК Республики Беларусь авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения.
Авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме, в частности, изображения.
Согласно пункту 1 статьи 15 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон) автору в отношении его произведения принадлежат личные неимущественные права: право авторства, то есть право признаваться автором произведения; право на имя, то есть право использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, вымышленным именем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно).
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 16 Закона автору в отношении его произведения или иному правообладателю принадлежат исключительное право на произведение, а также иные имущественные права в случаях, предусмотренных настоящим Законом.
Исключительное право на произведение означает право автора или иного правообладателя использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом. При этом автору или иному правообладателю принадлежит право разрешать или запрещать другим лицам использовать произведение.
Использованием произведения признаются, в частности: воспроизведение произведения; передача произведения в эфир; иное сообщение произведения для всеобщего сведения.
Согласно пункту 2 статьи 56 Закона в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных статьей 989 Гражданского кодекса Республики Беларусь, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.
Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что 17 марта 2015 года истцом М. были созданы цветные фотографии с видом ночного неба, обозначенные в материалах дела под № 1 и № 2 (далее – фотографии № 1 и № 2).
Согласно объяснениям М. съёмка этих кадров производилась им в 23.03 и 23.13 часов соответственно в районе городского посёлка Радошковичи и деревни Вязынка Минской области при использовании цифровой фотокамеры «Canon EOS-1Ds Mark II». Данные фотоизображения посредством использования компьютерной техники и установленного на ней программного обеспечения были отредактированы им (в частности, произведены: увеличение яркости и контрастности; выравнивание горизонта и удаление некоторой информации со снимка; изменение размера фотоизображения) и размещены в сети Интернет в его блогах по адресамhttp://motolko.com/547.html и http://toxaby.livejournal.com/627437. html.        
Данные обстоятельства не оспаривались юридически заинтересованными в исходе дела лицами и подтверждаются: экземплярами фотографий № 1 и № 2  на бумажном и цифровых носителях (лл.д.15-16, 91-92, CD-R диски и флэш-карта); скриншотами страниц из сети Интернет, где были размещены эти фотографии (лл.д.12-13).
Далее судом установлено, что 18 марта 2015 года в 12.00 часов Белтелерадиокомпанией на телеканале «Беларусь 1» в составе передачи «Новости» был передан в эфир и в 12.02 часов того же дня  размещён в сети Интернет на сайте ответчика www.tvr.by видеосюжет под названием «Северное сияние цвета белорусского флага», в котором ведущий новостей сообщил телезрителям о произошедшей в Республике Беларусь 17 марта 2015 года солнечной буре, названной в сюжете как «северное сияние». Слова диктора сопровождались показом фотографических изображений с видом ночного неба, в том числе фотографий № 1 (с 1 по 7 секунды, а также с 1 минуты 14 секунд по 1 минуту 16 секунд сюжета) и № 2 (с 8 по 11 секунды сюжета). При этом диктор указал, что: «Северное сияние цвета белорусского флага, уникальное для наших широт явление, могли наблюдать белорусы накануне поздно вечером»; «…В считанные минуты социальные сети заполонили фотографии и комментарии». Данное природное явление в сюжете прокомментировал и научный сотрудник.
Указанные обстоятельства подтверждаются просмотренной в судебном заседании видеозаписью сюжета «Северное сияние цвета белорусского флага»; скриншотами интернет-сайта www.tvr.byгде содержатся сведения о названии видеосюжета, дате и времени его размещения на сайте – 18 марта 2015 года 12.02 часов (лл.д.11, 62); ответом Белтелерадиокомпании от 8 июня 2016 года на запрос суда, из которого, помимо вышеизложенного, следует, что данный видеосюжет был подготовлен работниками Белтелерадиокомпании (лл.д.79-80).   
В судебном заседании представитель ответчика – Белтелерадиокомпании – Ж. пояснил, что фотографии № 1 и № 2 были взяты работниками Белтелерадиокомпании из открытых источников – интернет-сайта http://toxaby.livejournal.com и, по его мнению, могли быть использованы в программе «Новости» без согласия их создателя, поскольку они не являются результатами творческой деятельности и, соответственно, объектами авторского права.
В целях проверки доводов представителя ответчика Ж. о том, что фотографии № 1 и № 2 не являются результатами творческой деятельности, судом по делу проведена судебная искусствоведческая экспертиза.
Согласно экспертному заключению от 11 июля 2016 года фотографии    № 1 и № 2 не обладают признаками творческой новизны, оригинальности, уникальности и неповторимости (лл.д.129-137). 
Эксперт в заключении указал, что в композиционном построении фотографий № 1 и № 2 присутствуют практические навыки работы со съёмочной аппаратурой, но в творческом аспекте это недостаточно выражено в индивидуальном почерке и эстетическом открытии мира, а именно, отсутствует один из основных законов композиции – закон художественной новизны. Эти фотографии не являются постановочными творческими фотографиями, а имеют прикладное (утилитарное) значение, так как представляют собой фиксацию факта природного явления. Непосредственно при фотосъёмке был использован стандартный набор технических функций фотокамеры без применения художественных приёмов и разнообразия выразительных средств; при их дальнейшей обработке был использован минимальный пакет опций графического редактора «Adobe Photoshop».
Допрошенный в судебном заседании эксперт Ч. заключение экспертизы поддержал в полном объёме и суду дал аргументированные пояснения об отсутствии в обеих фотографиях признаков творчества. При этом эксперт суду указал, что на листах 1 и 4 заключения при описании представленных ему для исследования экземпляров фотографий № 1 и № 2 в цифровом формате он допустил описку в части указания времени создания фотографии № 2 – вместо 23:13 указал 23:05, в связи с чем на листе 4 заключения сделал неверный вывод о том, что время между съёмкой фото № 1 и фото № 2 составляет две минуты, за которые не представляется возможным расширенный поиск и выбор наиболее выгодной для композиционного построения кадра точки съёмки, ракурса, масштаба изображения, формата, сюжета, настройки технических параметров фотокамеры, установки штатива, применения дополнительных фотопринадлежностей, светофильтров, которые помогают реализовать воплощение творческого замысла при создании того или иного художественного образа в фотографии (л.д.132). По мнению эксперта, данные описка и указание не влияют на правильность заключения судебной искусствоведческой экспертизы в целом, поскольку неверно указанный им промежуток времени между съёмкой двух кадров не относится к фотографии  № 1 и не касается творческого анализа представленных ему для исследования фотоизображений.
Оценивая заключение судебной искусствоведческой экспертизы от 11 июля 2016 года в совокупности с другими доказательствами по делу, суд не находит оснований не доверять выводам эксперта Ч. о том, что фотографии № 1 и № 2 не обладают признаками творческой новизны, оригинальности, уникальности и неповторимости, и считает возможным положить их в основу судебного решения, поскольку они достаточно аргументированы, логичны, последовательны и каких-либо противоречий не содержат. Эксперт Ч., обладает специальными познаниями в области искусствоведения, имеет учёную степень кандидата искусствоведения и учёное звание доцента по специальности искусство, а также длительный стаж работы в области искусствоведения, является заведующим кафедры кинотелеоператорства учреждения образования «Белорусская государственная академия искусств», поэтому у суда нет оснований сомневаться в компетентности эксперта и правильности данного им заключения (лл.д.105-108).
Суд считает, что допущенные экспертом Ч. в описательной части экспертного заключения описка и вывод относительно периода съёмки фотографии № 2 не влияют на заключение экспертизы в целом, поскольку они не относятся к творческому анализу фотографических изображений № 1 и № 2, изложенному на листах 7 и 8 заключения экспертизы (лл.д.135-136).
Доводы истца М. и его представителя адвоката К.-Г. о том, что заключение экспертизы является необоснованным, так как при толковании некоторых терминов эксперт Ч. руководствовался интернет-энциклопедией «Википедия», являющейся недостоверным источником информации, а также о том, что у них имеются сомнения относительно каких конкретно фотографий производилась судебная искусствоведческая экспертиза ввиду неверного, по их мнению, указания в заключении эксперта формата фотографий – 4:3, а не 3:2, суд признаёт несостоятельными, поскольку при толковании терминов: «признак», «творчество», «новизна», «оригинальный», «уникальный», «неповторимый», содержащихся в вопросах суда, эксперт Ч. использовал «Словарь русского языка», С.И. Ожегова, под редакцией Н.Ю. Шведовой, издание 16-е, исправленное, Москва, «Русский язык», 1984, о чём прямо указано в заключении экспертизы (лл.д.130, 137). Также в заключении экспертизы посредством описания наименований цифровых файлов с фотографиями № 1 и № 2 и их изображений ясно и чётко указано, какие фотографии являлись объектом исследования.
Суд признаёт несостоятельными доводы истца М. и его представителя адвоката К.-Г. и о том, что законодательство  Республики Беларусь об авторском праве и смежных правах противоречит международным договорам Республики Беларусь – Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года, в связи с чем, по их мнению, подлежат защите авторским правом все фотографии, созданные человеком, имеющим интеллект, а не машиной – роботом, поскольку эти доводы являются необоснованными и противоречат действующему законодательству.
В связи с изложенным суд пришёл к выводу о том, что фотографии № 1 и № 2, об использовании которых возник спор, не являются результатом творческой деятельности и не охраняются авторским правом.
При таких обстоятельствах, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика компенсаций и считает необходимым истцу в иске отказать.
В соответствии с ч. 3 ст. 125 ГПК Республики Беларусь эксперт, специалист и переводчик имеют право на вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме тех случаев, когда эти обязанности выполнялись в порядке служебного задания.
Согласно ст. 127 ГПК Республики Беларусь суммы, причитающиеся свидетелям, экспертам, специалистам, выплачиваются судом по выполнении ими своих обязанностей. Эти суммы выплачиваются независимо от взыскания их со сторон. Выплата сумм, причитающихся переводчикам, производится за счет бюджета.
Порядок выплаты и размеры сумм, подлежащих выплате, устанавливаются Советом Министров Республики Беларусь.
В силу п.8 Положения о порядке выплаты и размерах сумм, подлежащих выплате потерпевшим, гражданским истцам и их представителям, свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам, понятым, утверждённого постановлением Совета Министров Республики Беларусь 30 декабря 2006 года № 1775 (в редакции от 30 марта 2016 года), размер вознаграждения эксперта, специалиста, переводчика, которые выполняют свои функции не в порядке служебного задания, устанавливается органом или судом в размере 5 процентов тарифной ставки первого разряда, устанавливаемой Правительством Республики Беларусь, за один час работы.
Согласно приложению к экспертному заключению экспертом Ч. на проведение судебной искусствоведческой экспертизы затрачено 54 часа, из которых 5 часов приходится на его участие в предварительном судебном заседании. При этом в данном приложении не отражено время участия эксперта в судебном заседании 1 сентября 2016 года, которое составило 6 часов и подлежит учёту. В связи с изложенным общее время работы эксперта по настоящему делу составляет 60 (54 + 6 = 60) часов.
Учёт времени на проведение экспертизы, представленный экспертом, имеется в материалах дела (л.д.138) и в ходе судебного разбирательства юридически заинтересованными в исходе дела лицами не оспаривался.
Размер вознаграждения эксперта Ч. составляет 89 рублей 40 копеек (29,80 : 100 х 5 х 60), где 29,80 рублей – тарифная ставка первого разряда; 60 – количество часов, затраченных экспертом на участие в судебном заседании, изучение материалов дела,  исследование, подготовку и составление заключения.
Вышеуказанная сумма подлежит взысканию в пользу эксперта Ч. за проведение судебной искусствоведческой экспертизы с истца М. в связи с отказом ему в удовлетворении иска.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 302-306 ГПК Республики Беларусь, суд
решил: 
М. в иске к Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права и компенсации морального вреда отказать.
Взыскать с М. вознаграждение за проведение судебной искусствоведческой экспертизы в пользу Ч. в размере 89 рублей 40 копеек (восемьдесят девять рублей сорок копеек).

Решение вступает в законную силу немедленно после его оглашения, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит.


Председательствующий судья