среда, 14 сентября 2016 г.

Польша (международный коммерческий арбитраж). Российская компания подала заявление в суд в Польше в целях исполнить решение международного арбитража, вынесенного на территории России. Суд удовлетворил указанное обращение. Суд апелляционной инстанции поддержал суд первой инстанции. Однако суд кассационной инстанции (Верховный суд Польши) отменил постановления судов двух нижестоящих инстанций. Согласно статье 4 Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (г. Нью-Йорк, 10 июня 1958 года) для получения признания и приведения в исполнение арбитражного решения сторона представляет, в том числе письменное соглашение, по которому стороны обязались передать в арбитраж соответствующий спор. Дело в том, что Компания получила право на долг польского контрагента от другой российской компании. И при подаче заявления об исполнении арбитражного решения Компания не представила соглашения о передаче данного права. Хотя, факт того, что такая передача имела место, а также факт того, что в связи с правом на долг Компания приняла на себя обязанность обращаться в арбитраж, наверняка можно было увидеть из текста арбитражного решения. Верховный суд указал на то, что для соблюдения положения статьи 4 Конвенции заявитель должен был представить соглашение о переходе к нему обязанности (права) на передачу спора в арбитраж.



arbitration in poland
Polish Supreme Court order
dated 25 May 2016
Case V CSK 257/15
Summary by arbitraz.laszczuk.pl:
The Polish individual M.S., operating as a sole proprietorship, entered into an agreement with company D. containing a clause calling for arbitration before the International Commercial Arbitration Court at the Russian Federation Chamber of Commerce and Industry. D. subsequently assigned its rights under the agreement to the Russian company A. A. commenced arbitration against M.S. for amounts allegedly due under the agreement, obtaining an award of about EUR 20,000. The arbitral tribunal found that a proper arbitration agreement existed in the agreement between M.S. and D., and that A., as the assignee of D.’s rights under the agreement, had standing to pursue arbitration against M.S.