пятница, 19 февраля 2016 г.

Беларусь. Фирма, в целях сокращения налоговых платежей, платит другой фирме денежные средства за товар, который реально не получает, на который оформляются документы. Затем представители Фирмы получают наличные денежные средства от представителей другой фирмы. Схема известная. Ниже приведен текст судебного решения с подробностями расследования по делу, где фигурирует такая схема.



ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА ВИТЕБСКОЙ ОБЛАСТИ
28 июля 2015 г. (дело № 78-18/2015/128А)

Апелляционная инстанция экономического суда Витебской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу частного производственного унитарного предприятия «Э» (далее – ЧПУП «Э») на решение экономического суда Витебской области от 24.06.2015 по делу № 78-18/2015 по заявлению ЧПУП «Э» (г. Н., З. пр-д) к управлению Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь по области (далее – УДФР) (г. В., ул. П.) о признании недействительным решения от 30.04.2015, с участием представителей апеллянта и заинтересованного лица

установила:

Решением экономического суда от 24.06.2015 по делу № 78-18/2015 в удовлетворении заявления отказано в полном объеме.
В апелляционной жалобе ЧПУП «Э» (предприятие) поставило вопрос об отмене решения экономического суда первой инстанции, поскольку считает вынесенное судебное постановление незаконным и необоснованным.
По мнению апеллянта, суд основывает свою позицию на неполном, одностороннем и необъективном исследовании всех обстоятельств дела. Товар от ООО «Ю» получен предприятием, за него произведена оплата, полученная от ООО «Ю» продукция использована в производстве изделий, которые поставлены заказчикам. Судом неверно истолкована и применена норма материального права – подпункт 1.10 пункта 1 Указа Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» (далее – Указ № 488), поскольку контролирующий орган вправе признать первичный документ не имеющим юридической силы только в случае отсутствия возражений и согласия всех сторон. Не указано, какие нормы и какого нормативного акта предприятие не исполнило или нарушило. Не дана оценка доводам о применении статьи 184 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) к действиям неуполномоченного лица.
В судебном заседании представители апеллянта апелляционную жалобу поддержали.
Согласно отзыву на апелляционную жалобу УДФР (контролирующий орган) считает законным и обоснованным решение экономического суда Витебской области от 24.06.2015 по делу № 78-18/2015, просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.
В судебном заседании представитель УДФР доводы отзыва на апелляционную жалобу поддержал.
Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, экономический суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.
УДФР на основании предписания от 09.12.2014 проведена внеплановая проверка ЧПУП «Э» по вопросу правильности исчисления, полноты, своевременности уплаты налогов (сборов) в бюджет, законности отражения операций в регистрах бухгалтерского и налогового учета по результатам осуществления финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «Ю» за период с 01.01.2013 по 30.09.2014, по результатам которой составлен акт проверки от 10.03.2015.
Согласно акту проверки заявителем в ходе проверки были представлены договоры купли-продажи от 10.06.2013, 14.06.2013, 18.06.2013, 21.06.2013, 11.09.2013 № 1, 11.09.2013 № 2, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013, 03.03.2014, заключенные между ЧПУП «Э» (покупатель) в лице директора Л. и ООО «Ю» (поставщик, продавец) в лице директора Ф.
Из представленных на проверку первичных учетных документов следовало, что во исполнение указанных договоров ООО «Ю» произведена поставка товара ЧПУП «Э» на общую сумму 1 275 602 850 руб. по ТТН от 10.06.2013, 14.06.2013, 18.06.2013, 21.06.2013, 16.09.2013 № 0000001, 16.09.2013 № 0000002, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013, 10.03.2014.
Оплата за товар произведена ЧПУП «Э» путем перечисления денежных средств в размере 1 041 173 650 руб. на расчетный счет продавца. Налог на добавленную стоимость, выделенный в ТТН на поставку товарно-материальных ценностей от ООО «Ю», принят ЧПУП «Э» к вычету в полном объеме в общей сумме 212 600 475 руб.
По результатам анализа хозяйственных операций ЧПУП «Э» и ООО «Ю» в акте проверки проверяющими сделан вывод о неполной уплате налога на добавленную стоимость за 2013 год и январь–сентябрь 2014 года в сумме 212 600 975 руб. по причине завышения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, по причине неправомерного принятия к учету первичных учетных документов, не имеющих юридической силы, оформленных от ООО «Ю».
Выводы УДФР основаны на следующих доказательствах.
Из объяснений от 22.04.2014 и 08.09.2014 директора и учредителя ООО «Ю» Ф., которая значится в ТТН, следует, что стать учредителем и директором ООО «Ю» ей предложил А. Он сказал, что она будет только числиться директором по документам и никакого участия в деятельности ООО «Ю» принимать не будет. Все полученные ею после регистрации ООО «Ю» документы (договоры, накладные, печати, электронные ключи доступа) Ф. сразу же после получения передала А. В дальнейшем она никакой деятельности как директор ООО «Ю» не осуществляла, договоры не заключала, поставки товаров не осуществляла, не подписывала никакие документы, в том числе договоры и накладные. Название ЧПУП «Э» она ранее никогда не слышала, ни с кем из представителей данного предприятия не общалась и не знакома. Предъявленные ей на обозрение документы по взаимоотношениям с ООО «Ю» (договоры, накладные) видит впервые, подписи в графе «Директор Ф.» выполнены не ею. Товар в адрес ЧПУП «Э» она не поставляла, договоры не заключала, данные сделки не одобряет.
В объяснении от 23.04.2014 главный бухгалтер (в период с 04.04.2013 по 28.06.2013) и учредитель ООО «Ю» О. пояснила, что, когда она работала секретарем в ООО ПКФ «В», А. сказал ей, что она должна стать одним из учредителей его нового предприятия – ООО «Ю», при этом ничего не нужно будет делать, только подписать соответствующие документы. В конце марта 2013 года они вместе с Ф. и С. в райисполкоме подписали документы и зарегистрировали ООО «Ю», став его учредителями. После регистрации ООО «Ю» А. заставил ее подписать документы о назначении ее на должность главного бухгалтера ООО «Ю». Как главный бухгалтер ООО «Ю» она никакой деятельности не осуществляла, бухгалтерский учет не вела, документы и налоговые декларации не составляла. Сразу после регистрации ООО «Ю» на должность директора по указанию А. была назначена Ф. Она понимала, что Ф. была формальным директором ООО «Ю», деятельностью ООО «Ю» она не руководила, никому никаких распоряжений не отдавала.
В объяснении от 23.04.2014 главный бухгалтер ООО «Ю» (с 01.07.2013 по 13.12.2013) З. пояснил, что по просьбе своего знакомого А. оформился в качестве главного бухгалтера ООО «Ю». После вступления с 01.07.2013 в должность главного бухгалтера ООО «Ю» он не получал ни от кого бланков строгой отчетности, доступа к «1С-Бухгалтерия» предприятия не имел, бухгалтерский учет ООО «Ю» не вел. Финансово-хозяйственные документы ООО «Ю» ему как главному бухгалтеру никто не передавал. Никаких указаний Ф. ему как главному бухгалтеру ООО «Ю» не давала.
В объяснении от 22.04.2014 главный бухгалтер ООО ПКФ «Выбор» В. пояснила, что деятельностью ООО «Ю» с момента его регистрации занималась И. Ф. в действительности никакого отношения к деятельности ООО «Ю» не имела. Вся деятельность ООО «Ю» сводилась к тому, чтобы осуществлять обналичивание денежных средств для различных субъектов хозяйствования и выписывать фиктивные накладные на отгрузку товаров в их адрес на бланках накладных ООО «Ю». Денежные средства, поступающие на расчетный счет ООО «Ю» якобы в счет оплаты за различные товары от якобы покупателей, в дальнейшем К. по указанию И. перечисляла на расчетные счета других субъектов хозяйствования. В дальнейшем представители указанных субъектов хозяйствования привозили в офис И. перечисленные им денежные средства в наличной форме за минусом своих комиссионных в размере 5 % от суммы безналичного платежа, а также фиктивные накладные на отгрузку товаров в адрес ООО «Ю». В действительности по данным накладным ООО «Ю» никаких товаров не получало. К. лишь проставляла в них подпись вместо директора Ф. о получении товара и оттиск печати ООО «Ю». И. в свою очередь возвращала денежные средства представителям субъектов хозяйствования, перечислившим безналичные платежи в адрес ООО «Ю», в наличной форме за минусом своего комиссионного вознаграждения, составлявшего от 15 % до 18 % от суммы поступившего платежа. Также в их адрес К. выписывала фиктивные накладные на якобы отгруженные ООО «Ю» товары в адрес покупателей. Заявки на печать накладных приходили К. от И. в электронном виде по скайпу. Иногда по указанию И. данные накладные печатала она (В.). Данные накладные от имени директора ООО «Ю» Ф. подписывала в основном сама К. либо в ее отсутствие она (В.). Накладные датировались как действующими, так и задними числами в зависимости от заявки клиента. При этом никаких поставок товаров в их адрес в действительности со стороны ООО «Ю» не осуществлялось.
В объяснениях от 22.04.2014 и 06.10.2014 К. (в 2013–2014 годах бухгалтер в ООО ПКФ «В») пояснила, что в ее обязанности входила выписка счетов-фактур, накладных и ввод первичной информации в «1С-Бухгалтерия» ООО ПКФ «В», а также ООО «Ю». Деятельностью ООО «Ю» фактически руководили А. и И. Ф. никакого отношения к деятельности ООО «Ю» не имела. Вся деятельность ООО «Ю» сводилась к тому, чтобы выписывать субъектам хозяйствования накладные на необходимые им товары, а также перечислять денежные средства в безналичной форме в адрес различных субъектов хозяйствования. При этом накладные на отгрузку товаров ООО «Ю» выписывались предприятиям на те товары, которых фактически у ООО «Ю» не было в наличии, что она видела по бухгалтерскому учету. Она по указанию И. также расписывалась в данных накладных от имени директора ООО «Ю» Ф. и проставляла оттиск печати. Чтобы по бухгалтерскому учету ООО «Ю» сходился приход и расход товара, она по указанию И. товар, который был вписан по накладной в чей-то адрес и на который отсутствовали приходные документы, проводила по учету как товар, поступивший от ООО «Н». Что это была за фирма, она не знает, накладных от данной фирмы в адрес ООО «Ю» никогда не было. Аналогично она указывала в «1С-Бухгалтерия», что товар, который по документам поступал в адрес ООО «Ю» и который никуда не отгружался в действительности, отгружен в адрес ООО «Н». В накладных на получение товаров ООО «Ю» от различных субъектов хозяйствования по указанию И. она также расписывалась от имени Ф. и проставляла оттиск печати. Денежные средства, поступающие на расчетный счет ООО «Ю» якобы в счет оплаты за различные товары от якобы покупателей (в том числе от ЧПУП «Э»), она по указанию И. перечисляла на расчетные счета различных субъектов хозяйствования. Заявки на печать накладных приходили И. в электронном виде по скайпу. После распечатки данные заявки передавались ей для выписки накладных ООО «Ю». Накладные датировались как реальными, так и задними числами в зависимости от заявки клиента. Предъявленные ей на обозрение документы по взаимоотношениям ООО «Ю» с ЧПУП «Э», а именно ТТН от 10.03.2014, 10.06.2013, 14.06.2013, 18.06.2013, 21.06.2013, 16.09.2013 № 0000002, 16.09.2013 № 0000001, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013, были напечатаны ею и В. задними числами, т.е. позже дат, указанных в накладных. При этом в накладных от 10.03.2014, 16.09.2013 № 0000002, 16.09.2013 № 0000001, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013 и договорах к ним подписи в графе «Директор Ф.» выполнены ею. В иных накладных и договорах к ним подписи в графе «Директор Ф.» выполнены В. В действительности по указанным накладным никакой товар в адрес ЧПУП «Э» не отгружался, а выписывались только накладные.
В объяснении от 23.04.2014 заместитель директора ООО ПКФ «В» Б. пояснила, что фактически всей деятельностью ООО «Ю» с момента его регистрации стала заниматься И. Директор ООО «Ю» Ф. в действительности никакого отношения к деятельности ООО «Ю» не имела. Бухгалтерский учет ООО «Ю» не велся в надлежащем виде. В «1С-Бухгалтерия» вводились лишь приходные и расходные накладные, сведения о безналичных платежах для последующего формирования в случае необходимости актов сверок взаимных расчетов с тем или иным контрагентом. Налоговые декларации ООО «Ю» представлялись в инспекцию Министерства по налогам и сборам и ФСЗН в электронном виде с помощью электронного декларирования. Заполнением и отправкой данных деклараций занималась она (Б.). Налоговые декларации ООО «Ю» заполнялись ею по просьбе И., при этом соответствующие сведения для заполнения она получала от И.
В объяснении от 31.10.2014 М. (механик-водитель ЧПУП «Э» в период с 20.03.2012 по 31.07.2013) пояснил, что название фирмы ООО «Ю» ему незнакомо, никаких товаров от этой фирмы он не получал, где она располагается – ему неизвестно, никого из работников данного предприятия он не знает.
Согласно сведениям инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по области (от 05.03.2015 и 06.03.2015) данные налоговых деклараций ООО «Ю» не соответствуют данным, отраженными в базе данных «1С-Бухгалтерия»; у ООО «Ю» отсутствует определенная направленность при осуществлении предпринимательской деятельности (на расчетный счет общества поступали денежные средства от различных субъектов хозяйствования за разнородные товары); согласно данным бухгалтерского учета ООО «Ю» как покупателем товарно-материальных ценностей, поступление которых оформлено от ЧПУП «Э», так и поставщиком товаров, дальнейшая реализация которых оформлена в адрес ЧПУП «Э», является ООО «Н», включенное с 24.07.2013 в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере.
Согласно заключению эксперта от 27.01.2015 управления государственного Комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по области подписи от имени Ф. в ТТН от 16.09.2013 № 0000002, 16.09.2013 № 0000001, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013, 28.10.2013, в договорах от 14.06.2013, 18.06.2013, 21.06.2013, 11.09.2013 № 1, 11.09.2013 № 2, 20.09.2013, 23.09.2013, 25.09.2013, 11.09.2013 № 3, 01.07.2013 выполнены не самой Ф., а другим лицом.
На основании акта проверки от 10.03.2015 временно исполняющим обязанности начальника УДФР 30.04.2015 вынесено решение о взыскании с ЧПУП «Э» налогов и пени в сумме 315 495 556 руб., в том числе налога на добавленную стоимость в сумме 212 600 975 руб., пени в сумме 102 894 581 руб.
При рассмотрении апелляционной жалобы экономический суд апелляционной инстанции руководствуется следующим.
В соответствии со статьей 227 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) юридическое лицо, индивидуальный предприниматель или гражданин, а также прокурор вправе подать в экономический суд заявление о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа, органа местного управления и самоуправления, который не соответствует законодательству и которым нарушаются права и законные интересы юридических лиц, индивидуальных предпринимателей или граждан, если считают, что нарушены права и законные интересы юридического лица, индивидуального предпринимателя или гражданина в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, а также если оспариваемый ненормативный правовой акт противоречит законодательному или иному нормативному правовому акту.
Согласно статье 230 ХПК основанием для признания недействительным ненормативного правового акта государственного органа является несоответствие его требованиям законодательства и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности.
В силу статьи 13 Закона Республики Беларусь «Об органах финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь» органам финансовых расследований в целях выполнения возложенных на них задач в пределах их компетенции предоставляется право: проводить проверки (ревизии) деятельности государственных органов, других юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, иных граждан; требовать и получать от государственных органов, иных организаций, должностных лиц, других граждан в установленный органами финансовых расследований срок необходимые сведения, документы (их копии) и объяснения, иную информацию; привлекать в установленном порядке к участию в проверках экспертов (специалистов); выносить в установленном порядке решения о взыскании налогов и других обязательных платежей в бюджет с последующей передачей этих решений в налоговые органы для исполнения.
Согласно пункту 5 статьи 107 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее – НК) налоговые вычеты производятся при приобретении плательщиком на территории Республики Беларусь товаров (работ, услуг), имущественных прав на основании первичных учетных документов установленной уполномоченными государственными органами формы, составленных на бланках, полученных продавцами в установленном законодательством порядке, либо составленных в виде электронных документов, созданных в порядке, установленном Советом Министров Республики Беларусь.
В соответствии со статьей 9 Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее – Закон о бухгалтерском учете) факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, который составляется ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции. Первичные учетные документы должны содержать должности лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, их фамилии, инициалы и личные подписи. Первичный учетный документ должен быть составлен в момент совершения операции, а если это не представляется возможным – непосредственно после ее совершения. Лица, составившие и подписавшие первичные учетные документы, обеспечивают своевременное и качественное оформление этих документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных.
Согласно пункту 2 Инструкции по заполнению типовых форм первичных учетных документов ТТН-1 «Товарно-транспортная накладная» и ТН-2 «Товарная накладная», утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 18.12.2008 № 192 (далее – Инструкция № 192), накладные ТТН-1 и ТН-2 применяются юридическими лицами всех форм собственности и индивидуальными предпринимателями и являются основанием для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителя и оприходования их у грузополучателя, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета.
Пунктом 4 Инструкции № 192 установлено, что заполнение реквизитов накладных ТТН-1 и ТН-2 производится последовательно. При этом подлежат обязательному заполнению реквизиты, содержащие сведения об участниках совершаемой хозяйственной операции (грузоотправителе, грузополучателе, заказчике автомобильной перевозки (плательщике)); ее содержании и оценке в натуральных, количественных и денежных показателях; сведения о лицах, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, с указанием их должностей, фамилий, инициалов и личных подписей.
Согласно подпункту 1.10 пункта 1 Указа № 488 для целей налогообложения факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу. При этом первичный учетный документ обладает юридической силой только в случае действительности совершения отраженной в нем хозяйственной операции.
Первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки, проведенной в пределах его компетенции, не имеющим юридической силы в случае наличия у контролирующего органа и (или) представления правоохранительными органами доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в нем хозяйственной операции.
Оценив установленные фактические обстоятельства и имеющиеся доказательства в соответствии со статьей 108 ХПК, их достаточность и взаимную связь в совокупности, экономический суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что товарно-транспортные накладные на получение товара ЧПУП «Э» от ООО «Ю» обоснованно признаны контролирующим органом не имеющими юридической силы, поскольку в ходе контрольных мероприятий собрано достаточно доказательств, опровергающих факт совершения отраженных в ТТН хозяйственных операций. Так как в данном случае между ЧПУП «Э» и ООО «Ю» отсутствовали хозяйственные операции по реализации товаров, то спорные ТТН в силу требований Закона о бухгалтерском учете, Указа № 488 не могли быть приняты предприятием к учету. Все доказательства нашли отражение в акте проверки, им дана надлежащая оценка.
Подпунктом 1.11.1 пункта 1 Указа № 488 установлено, что налогообложение хозяйственных операций, оформленных не имеющими юридической силы первичными учетными документами, осуществляется в следующем порядке:
– по хозяйственным операциям по приобретению товаров (работ, услуг), имущественных прав:
стоимость приобретения товаров (работ, услуг), имущественных прав не включается в состав затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при налогообложении;
предъявленные суммы налога на добавленную стоимость не подлежат вычету и не включаются в состав затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при налогообложении, и внереализационных расходов.
Так как первичные учетные документы на получение товара ЧПУП «Э» признаны не имеющими юридической силы, УДФР правомерно уменьшена сумма налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, включенных обществом в книгу покупок по товарам, полученным от ООО «Ю», и произведено доначисление налога на добавленную стоимость. Документы, не имеющие юридической силы, не могут быть приняты для определения размеров объектов налогообложения, так как установлено неучастие ООО «Ю», выступающего в качестве грузоотправителя, в отпуске товаров.
В соответствии со статьей 52 НК за исполнение налогового обязательства в более поздние сроки по сравнению с установленным налоговым законодательством начисляются пени за каждый календарный день просрочки, включая день уплаты, в течение всего срока неисполнения налогового обязательства начиная со дня, следующего за установленным налоговым законодательством днем уплаты налога.
Поскольку проверкой установлен факт неисполнения ЧПУП «Э» налогового обязательства, УДФР правомерно начислены пени.
Доводы апеллянта о неполном, одностороннем и необъективном исследовании судом первой инстанции всех обстоятельств дела отклоняются судом апелляционной инстанции в силу следующего. Согласно пунктам 4, 36 Положения о порядке организации и проведения проверок, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 № 510 (далее – Положение), при проведении проверки проверяющий самостоятельно определяет методы и способы ее осуществления. Собранными в ходе проверки доказательствами подтверждены выводы УДФР, сделанные в акте проверки. Доказательства, полученные в ходе проверки, представлены в материалы дела, исследованы судом, им дана надлежащая оценка в соответствии со статьей 108 ХПК. Из акта проверки и представленных в материалы дела доказательств следует, что в основу выводов, изложенных в акте проверки, положены соответствующие письменные доказательства, выяснены все существенные факты и обстоятельства для принятия решения. При этом положенные в основу выводов объяснения физических лиц согласуются между собой, последовательны и не противоречивы. Использование при проверке объяснений физических лиц в качестве доказательств предусмотрено Положением и Инструкцией о методах и способах осуществления проверок органами Комитета государственного контроля Республики Беларусь, утвержденной приказом Комитета государственного контроля Республики Беларусь от 04.01.2010 № 1. Судом первой инстанции непосредственно исследованы все представленные доказательства, послужившие основанием для выводов, изложенных в акте проверки, а также доказательства, представленные заявителем, им дана соответствующая оценка, что отражено в судебном постановлении.
Доводы апеллянта о фактическом получении товара, его последующей отгрузке, оплате товара, заполнении всех реквизитов товарно-транспортных накладных не принимаются во внимание в силу следующего. Первичный учетный документ должен быть не только заполнен в полном соответствии с требованиями законодательства, но и нести информацию о фактически совершаемой хозяйственной операции. Несоответствие данных, внесенных в первичные учетные документы, форма которых по внешним признакам соответствует требованиям законодательства, лишает такие документы юридической силы. Факт перечисления денежных средств, последующая отгрузка товара, заполнение всех реквизитов товарно-транспортных накладных не означают наличия самих хозяйственных операций с указанным субъектом хозяйствования. Документы на отгрузку товара заказчикам от ЧПУП «Э» не могут быть приняты в качестве надлежащего доказательства, так как не подтверждают факт получения апеллянтом товара от ООО «Ю».
Доводы апеллянта о неправильном применении судом первой инстанции Указа № 488 несостоятельны, поскольку согласно подпункту 1.10 пункта 1 Указа № 488 первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки не имеющим юридической силы в случае наличия у контролирующего органа доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в нем хозяйственной операции. При этом реализация данного права зависит от наличия доказательств, а не возражений сторон.
Доводы апеллянта о применении статьи 184 ГК к действиям неуполномоченного лица несостоятельны, поскольку в силу пункта 4 статьи 1 ГК к имущественным отношениям, основанным на установленном законодательством административном подчинении одной стороны другой, включая налоговые и бюджетные отношения, гражданское законодательство не применяется. В рамках проверки УДФР оценивались действия предприятия относительно правильности исчисления и уплаты в бюджет налоговых платежей исходя из документов бухгалтерского и налогового учета, представленных к проверке, и собранных в ходе контрольных мероприятий доказательств. Неисполнение (ненадлежащее исполнение) налоговой обязанности влечет применение к плательщику последствий, предусмотренных налоговым законодательством, – взыскание налогов, сборов, пеней и применение мер ответственности.
С учетом вышеизложенного экономический суд апелляционной инстанции делает вывод о том, что решение УДФР от 30.04.2015 соответствует требованиям законодательства, основания для признания его недействительным отсутствуют.
При таких обстоятельствах экономический суд апелляционной инстанции считает, что обжалуемое судебное постановление соответствует материалам дела, действующему законодательству, поэтому подлежит оставлению без изменения.
По правилам статьи 133 ХПК апелляционная инстанция экономического суда распределяет судебные расходы и относит их на заявителя апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 133, 277, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

постановила:

Апелляционную жалобу ЧПУП «Э» оставить без удовлетворения, решение экономического суда Витебской области от 24.06.2015 по делу № 78-18/2015 – без изменения.
Постановление апелляционной инстанции экономического суда вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в течение одного месяца со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления в порядке, установленном статьями 282–286 ХПК.